Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Вопросы науки

Зима выдаётся холодная и солнечная. В ночь на второе декабря выпадает снег, а утром уже как ни в чём не бывало светит солнце.
Саске идёт по улице, как сотни раз прежде. Каждые два дня он ходит за покупками, и, если только небо не затянуто облаками, оказывается невольным участником игры, которую затевает солнце. Её цель: заставить Саске отвлечься от своих мыслей, глупо глазеть по сторонам и в итоге свернуть с прямой дорожки, ведущей к супермаркету, в загадочно-тихий светлый парк. Саске щурится и прячет руки в карманы; ненавидя слепящий свет, он внимательно смотрит себе под ноги, чтобы не поскользнуться, и повторяет про себя заученные формулы. Подтаявший снег напрасно блестит сахарной коркой - у Саске нет времени на всякую чепуху. Ему всего пятнадцать, но перед глазами пример брата-гения, который в двадцать один год уже стал подающим надежды учёным, и Саске понимает, что не должен отвлекаться на пустяки, если хочет добиться успеха.
Солнце выбирает новую тактику: причудливыми бликами скользя по мокрым расчищенным тротуарам, оно пытается заставить Саске оступиться, но тот упорно не обращает на него внимания. Он идёт в магазин и пока выигрывает у солнца, а потом происходит досадная мелочь, сводящая на нет все его усилия, - ему в голову ударяет брошенный кем-то снежок.

- Что-то забыл, Саске? – Итачи выглядывает в коридор и к своему удивлению видит брата с каким-то незнакомым парнем.
- Прости, Итачи, - говорит Саске, и Итачи замечает грязные пятна у него на коленках и на куртке парня. – Это Узумаки Наруто. Он… упал, можно ему высушить одежду у нас?
Итачи коротко кивает, видя, что вся спина у нового знакомого мокрая, и невольно начинает разглядывать его более внимательно. Ровесник Саске. Ярко-оранжевая куртка, синий шарф, растрёпанные волосы. Широкая улыбка. Разрумянившиеся щёки и заговорщицкий взгляд – у обоих. Прибавить к этому промокшую одежду, и станет ясно, что они подрались. Как два нормальных мальчишки.
Эта мысль сбивает Итачи с толку, и он уходит в свою комнату.

- Какой идиот бросается снежками в таком возрасте? – спрашивает Саске своего нового знакомого. Они сидят в гостиной и пьют горячий чай, пока сушится куртка Наруто.
- Каком возрасте? – тот дерзко смотрит на Саске. - Мне пятнадцать.
- Вот именно! Так ведут себя только дураки.
- Сам дурак!
Саске готов вскочить и снова затеять драку. В конце концов, он неплохо навалял этому наглецу там, в парке. Но в другой комнате сидит Итачи, и Саске быстро замолкает.
- Тихо ты! – громким шёпотом одёргивает он Наруто. – Брат услышит! Его нельзя беспокоить.
- Он что, чем-то болен? – спрашивает Узумаки.
- Сам ты болен! Он учёный, понял? И ему нужна тишина.
- А-а… а что он изучает?
- Астрофизику.
- Звучит… хреново.
- Потому что ты дурак.

«Дурак. Где этого дурака черти носят?» - мысленно спрашивает Саске безликие улицы, стоя у входа в парк и привычно щурясь.
По пустым аллеям гуляет солнце, а небо так и просится в объятия. Упади на снег, раскинь руки в стороны, обхвати ими сияющий синий простор.
Наруто появляется внезапно, как маленькое стихийное бедствие, как порыв декабрьского ветра в тихий день, и с разбегу толкает Саске. Тот удерживает равновесие, злится, уже снова готов драться – но понимает, что Узумаки только того и надо, и потому, приняв деловой вид, холодно спрашивает:
- Слово «пунктуальность» тебе знакомо?
- Это из астрофизики? – говорит Наруто. Учиха не может понять, шутит он или нет, и потому теряется.
Он знает, что проводит слишком мало времени со сверстниками, особенно с тех пор, как Итачи удалось перевести его на домашнее обучение. Он давно заметил, что иногда не понимает, когда кто-то шутит, и сам почти не смеётся. У него нет друзей, равно как и желания общаться со сверстниками. Это не следствие психологической травмы и не болезнь – это его сознательный выбор. Саске хочет стать таким же, как Итачи, даже если для этого придётся перестать быть «обычным».

- Так ты меня ждал? – спрашивает Наруто.
- Конечно, мы же договорились.
- Только поэтому? – недовольно уточняет Узумаки. – То есть, я хочу сказать, если ты не хотел меня видеть, ты мог бы не дожидаться.
- Я не мог нарушить обещание, - твёрдо говорит Учиха.
- Ладно, ладно… Кстати, чем займёмся?
- Ну, не знаю…
Чем обычно занимаются парни в его возрасте? Саске понимает, что снова от него требуется что-то такое, в чём он не разбирается, но Наруто быстро решает за него:
- Пошли ко мне! 

Наруто живёт в просторном доме с множеством окон, через которые свободно льётся солнце, и от этого создаётся забавное впечатление, что дом парит над землёй, выше облаков, где ничто не может приглушить свет. Во всех комнатах бардак, настолько всеобъемлющий, что очевидно: уборка здесь давно считается занятием лишним, и грязным вещам и растрёпанным книгам просто позволяют лежать там, где вздумается, не распихивая их по тёмным шкафчикам и узким полочкам.
- Ты что, не знаешь, что такое игровая приставка?! – Наруто непонимающе смотрит на друга.
- Я знаю! Просто… я никогда не играл, - чувствуя себя существом с другой планеты, признаётся Саске.
- Что, предки не разрешают? – сочувственно спрашивает Узумаки.
- Я живу с только братом, - говорит Учиха.
- А родители?
- Они умерли. Давно.
- А-а… У меня тоже. Я их и не помню.
- А чей это дом?
- Моего опекуна. Его зовут Джирайя, он классный мужик. Ничего мне не запрещает. И из дома уезжает иногда на несколько месяцев.
- Понятно, - говорит Саске, а Наруто уже тащит его в другую комнату, к телевизору.

Саске нет дома слишком долго. Он говорил Итачи, что задержится, но за окном уже ранние синие сумерки затопили улицы, и Итачи охватывает беспокойство. Он сидит на кухне и думает, пора ли уже ужинать или стоит ещё подождать брата. Или, может, позвонить ему и спросить? Но Саске же предупредил, и если он, несмотря на это, позвонит, не будет ли это выглядеть так, словно он слишком опекает брата? А вдруг с ним что-нибудь случилось? Итачи гонит эти мысли, но чувствует себя беззащитным перед тревогой, и, наконец сдавшись, берёт телефон и ищет номер Саске. В этот момент в двери поворачивается ключ, и следом щёлкает выключатель.
Саске выглядит счастливым. Он не улыбается, но в его лице что-то едва уловимо изменилось.
- Как прошёл день? – интересуется Итачи, и за ужином Саске рассказывает ему, как они с новым другом играли в видеоигры, а потом гуляли.
Под конец он резко замолкает, как будто только что сказал что-то лишнее, и робко спрашивает:
- Это же ничего, Итачи? То есть я совсем забыл о делах, но завтра я обязательно наверстаю упущенное.
- Конечно, ничего, - Итачи пытается говорить как можно мягче, хотя он не уверен, что ему удаётся придать голосу нужную интонацию. – Ты должен иногда расслабляться. Можешь пригласить своего друга сюда.
- Но как же ты? Мы же будем мешать…
- Ничего страшного.
Итачи отворачивается и невольно закусывает губу. Он чувствует свою вину перед братом за то, что совсем не уделяет ему время. Он или занят в институте, или занят дома.
Саске стал его идеальным младшим братом. От него требовалось не создавать проблем, и Саске научился справляться со всем самостоятельно; от него требовалось не отвлекать старшего от его важных дел, и Саске научился быть тихим. А потом Итачи понял, что упустил что-то важное в их отношениях, но было поздно. Теперь иногда ему хочется, чтобы Саске создавал проблемы, чтобы просил совета и приставал с дурацкими вопросами. Ему хочется, чтобы вернулся тот мальчик, который повсюду таскался за старшим братом, глядя на него восторженными глазами… но уже поздно.

Саске занимается в своей комнате до глубокой ночи. Итачи видит полоску света, тянущуюся из-под двери, и хочет зайти к брату и уложить его спать. Посидеть около его кровати, укрыть одеялом, как делал это когда-то давно, дождаться, пока он уснёт, и только потом погасить ночник и выйти из комнаты.
Итачи улыбается. Остановившись перед дверью, он, конечно, не решается зайти, - всё-таки Саске уже не тот мальчик, которому нужен заботливый старший брат. Лёжа в своей постели, Итачи вспоминает его счастливые глаза и думает, что обязан сделать всё, чтобы не мешать ему подружиться с Наруто.

Декабрь несёт с собой поздние холодные рассветы с промороженным красным солнцем и ожидание Нового года. Саске никогда не обращал внимания на украшающие улицы гирлянды и медленно нарастающее ощущение чего-то волшебного, но теперь, когда он гуляет с Наруто по зимнему городу, всеобщее настроение захватывает и его. Словно морская волна, оно накрывает его с головой, и Учихе кажется, что он никак не может вынырнуть, чтобы вдохнуть привычного воздуха; потом ему кажется, что у него вырастут жабры и он научится дышать под водой, а океан, в который его вынесет волна, будет его родным домом.

- Это ме-та-фо-ра, - говорит Наруто и, помолчав, продолжает: – Разве может год уходить? Можно подумать, что год, который заканчивается, - это такой старый дядька, метущий бородой улицы. Он выходит куда-то за дверь, а вместо него приходит молодой дядька – новый год. На пороге они встречаются, и Старый Год говорит, принимай, мол, вахту. А Новый Год отвечает: «Да, конечно, всё будет. Они в надёжных руках».
Саске потирает замёрзшие без перчаток руки. Они сидят на скамейке в парке и смотрят на пустые аллеи, и на Учиху накатывает ощущение, что, может, всё происходит именно так, как описал Узумаки.
- Метафора, - зачем-то повторяет тот. - Странное слово, да?
Саске пожимает плечами.
- Мне Джирайя сказал. Он писатель, так что знает много умных слов.
- А что он написал?
- Тебе это читать нельзя.
- Почему это?
- Ну, там… там про цветки страсти и нефритовые жезлы, - говорит Наруто, и Саске не сразу понимает, о чём это. - Джирайя так пишет. Говорит, что это метафора.
Узумаки усмехается, и Учиха тоже не может удержать улыбку.
- А что ты будешь делать в Новый год, Саске?
Голос Наруто звучит неожиданно безжизненно, и Саске пожимает плечами:
- Не знаю. А что? – тут же осторожно интересуется он.
- Ничего. Пойдём гулять. Все вместе, с твоим братом, - быстро говорит Узумаки.
- Ну… - Учиха неуверенно смотрит на него.
Уже много лет Новый год для него ограничивается сухим поздравлением от брата и праздничным ужином, который, впрочем, мало отличается от обычного.
- Тебя уже пригласили куда-то, да? – расстроенно спрашивает Наруто. – Ладно, забей.
- Нет, меня никуда не приглашали.
- Тогда пошли гулять!
Саске эта идея кажется глупостью, но в этой глупости есть что-то невозможно притягательное, и он отвечает:
- Посмотрим.

Фейерверк вспыхивает на пустом городском небе, словно выплывшая из глубин космоса туманность, и вновь растворяется в черноте. Саске уже почти забыл, как это здорово – праздновать Новый год. Вокруг стоят люди, они смотрят на небо, где загорается новый фантастический узор, и Учиха интуитивно понимает, что их всех сейчас объединяет единая эмоция, и, оказывается, чувствовать вместе со всеми так прекрасно.
Справа от него Итачи держит его за руку, как когда-то в детстве. Слева стоит Наруто и с открытым ртом пялится в небо. Новогоднее настроение, как волна, несётся в воздухе, смывая с улиц остатки старого года. Саске встречает новый год смело и с надеждой, ведь рядом два самых важных для него человека. Он запинается об эту мысль – когда Узумаки успел стать для него важным? Но на душе слишком радостно, слишком легко, чтобы думать, и потому он просто протягивает руку и сжимает ладонь Наруто. Тот в ответ импульсивно стискивает руку Саске, почти до боли. Рука Узумаки горячая и крепкая, совсем не такая, как у Итачи – у того она спокойная и прохладная. Саске счастливо улыбается, глядя на гаснущие в небе огни, и в этот момент в его мире что-то даёт едва заметную трещину.

Первый день нового года едва заметно отдаёт грустью. Наруто сидит перед телевизором, переключая каналы. Дом, привычно пронизанный солнцем, кажется слишком большим, а чувство свободы обращается пустотой.
Саске говорил, что уедет вместе с братом на новогодние праздники, и Узумаки понимает – это нормально, они ведь семья, в конце концов, и кто им Наруто? Но всё равно он не в силах перестать чувствовать себя покинутым. Это ощущение всё сильнее давит на него, уже почти невыносимо, и Узумаки не выдерживает. Пнув диван, он быстро одевается и бежит к Саске.

Холодный ветер бьётся о стены зданий и натужно воет в переулках. Остановившись у дома Учих, Наруто смотрит на окно его спальни, пытаясь разглядеть, что происходит внутри. На душе как-то мерзко, одиноко и неправильно; стоять под окнами друга – куда более противно, чем он думал. Перед стеклом мелькает силуэт Саске, и у Наруто замирает сердце: что, если сейчас его заметят? Но Учиха вновь исчезает в сумраке комнаты, занимаясь своими делами. Тряхнув головой, Узумаки торопливо уходит прочь.
Невозможно яркие сверкающие снежной шкуркой улицы с редкими ленивыми после предновогодней суеты прохожими становятся неприветливыми. Ему хочется спрятаться где-нибудь, где никто не увидит, как ему бывает плохо.
Уже стоя на пороге, он слышит знакомый голос.
- Привет.
Наруто оборачивается. Перед ним стоит Саске, нерешительно глядя куда-то в сторону.
- Итачи тут предложил… Поедешь с нами? – наконец спрашивает он.
Узумаки счастливо улыбается.

Машина едет по дороге, ведущей к закату. Наруто смотрит в окно на алые блики и голубые тени на чистом снегу, и его всё сильнее охватывает дремота. Рядом сидит Саске. В его взгляде как будто отражается что-то далёкое, что-то вроде невидимого ни для кого звёздного неба. «Наверное, это у них семейное», - усмехается про себя Узумаки. 
Учихи такие странные, словно из другого мира, но почему-то его тянет к ним. 
Саске хмурится каким-то своим мыслям, убирая за ухо лезущую в глаза прядь волос. Он не похож на других его сверстников – он искреннее. Он хочет казаться хладнокровным, но на самом деле так быстро выходит из себя. И ещё он не умеет притворяться, и, наверное, поэтому Наруто с ним легко.
Дорога петляет, машина торопится к заходящему солнцу в попытке обогнать ранние сумерки. Узумаки даже не спросил, куда они направляются, и теперь ему кажется, что их путь лежит к краю земли. Где-то впереди дорога закончится, и, выйдя из машины, они встанут на краю обрыва. Вдалеке будет сиять красное солнце, а внизу, под землёй, окажется нижняя половина небесной сферы с редкими пятнами облаков.

На самом деле, край света спрятан среди заснеженных деревьев. Его сторожит маленький двухэтажный домик, к которому ведёт расчищенная кем-то дорожка. Холодный воздух дрожит, до отказа заполненный тишиной. Почему-то именно она поражает Наруто больше всего.
За деревьями догорает закат, тускнеющие лучи ещё лежат на полу и мебели, когда они заходят в дом. Здесь, в полумраке, Узумаки охватывает невыносимая тоска. Он чувствует, как за стенами умирает день, как течёт время; Саске ловит его встревоженный взгляд и отворачивается. Наруто хочется что-то сказать, чтобы разбить эту сконцентрированную тишину, но слова тонут в молчании прежде, чем он успевает их произнести.
Глаза Саске кажутся темнее, чем обычно, а черты лица – острее.
Он красив, невозможно красив. Это ощущение отдаётся болью в груди Наруто. Оно растёт, пока лучи солнца меркнут. Теперь красиво не только лицо Саске, красива лестница, красив платяной шкаф, красива сама полутьма. Это ощущение, эта невыносимая красота растекается, преображая всё, что видит Узумаки.
- Наруто, - зовёт его Итачи, и наваждение исчезает.
- Что? – откликается он, повесив куртку.
- Пойдём поедим.
- Да, сейчас, - он вздыхает, чувствуя облегчение и лёгкое сожаление, когда мир вновь становится обычным.

Бездонное небо простирается над тёмным недвижимым лесом. Чем дольше Наруто смотрит на него, тем сильнее ощущает царящую вокруг тишину. Ему представляется, что весь живой населённый людьми мир исчез, остались только они втроём. 
Рядом Итачи возится с телескопом, который он привёз с собой. Узумаки недоверчиво смотрит на хитрое приспособление; от одной мысли, что с помощью этой штуковины можно будет увидеть звёзды, его желудок сжимается от чего-то похожего на боязнь высоты.
- Иди сюда, Наруто, - Итачи берёт его за руку, будто маленького ребёнка, и подводит к телескопу. – Посмотри.
- Я… не хочу, - он упирается.
- Не выпендривайся, - говорит Саске, и Наруто сдаётся.
Ему кажется, что его взгляду предстанет пугающее множество звёзд, но он видит только мутноватое светлое пятно, пересечённое широкой линией по центру, в глубокой черноте.
- И что это такое? – недовольно спрашивает Узумаки.
Его не покидает чувство, что это что-то знакомое, что-то, что даже двоечник вроде него должен узнать, но он никак не может сообразить, что же…
- Это Сатурн, - говорит Итачи.
- Постойте… Так эта фиговина… это кольца?
Наруто становится холодно. Он автоматически цепляется за руку Итачи. Ему страшно продолжать смотреть, но он не может оторвать взгляд от подрагивающего изображения. Ему кажется, что он чувствует разделяющее планеты расстояние, безмолвные чужие пространства и грустную пустоту космоса. Переполненное странной печалью, сердце бешено бьётся.
- Ты в порядке? – заботливо спрашивает Итачи.
- Да, - шепчет Узумаки, чувствуя, как во рту пересохло. – Значит, вот чем вы, астрофизики, занимаетесь!
- Нет, - смеётся Итачи. - Мы занимаемся расчётами. Это куда менее зрелищно.

В ту ночь Наруто долго ворочается в постели. Он словно ощущает звёзды и планеты сквозь крышу. На соседней кровати уже давно спит Саске. Узумаки прислушивается к редким тихим звукам в незнакомом доме. Иногда за окном шуршит ветер, и вдруг где-то на втором этаже что-то поскрипывает, и от этого становится ещё больше не по себе. В соседней комнате, где на диване устроился Итачи, раздаются едва слышные шаги. Приоткрывается дверь, и Наруто видит худощавую фигуру старшего Учихи. Тот стоит некоторое время на пороге и смотрит на них. Узумаки притворяется спящим, а потом и в самом деле засыпает.

Наруто видит фантастические сны, в которых небо кажется обнажённым, и его нагота похожа одновременно и на наготу желанного женского тела, и на оголённые человеческие внутренности. Он видит причудливые узоры туманностей, кометы с пушистыми сияющими хвостами, кипящие, похожие на преисподнюю, звёзды и безжизненные тела чужих планет. Он чувствует себя участником таинства и преступником. Ощущая, как планета под ним вращается и движется в космосе, он просыпается в холодном поту. 
В комнате ещё темно, тихо тикают часы, отсчитывая время до рассвета. Закрыв глаза, Узумаки слышит дыхание спящего Саске. Весь мир кажется слишком сложным и подвижным, и это пугает. Наруто хочется ощутить рядом чьё-то живое тепло, чтобы вернуть мир к привычному состоянию. Наплевав на гордость, он выбирается из кровати и торопливо, на носочках ступая по холодному полу, который, спрятанный в темноте, представляется ему движущимся, качающимся, точно палуба корабля в шторм, добегает до постели друга и залезает под одеяло. Саске просыпается. Сбитый с толку, он смотрит на Узумаки, приподнявшись на локте.
- Мне холодно, - шепчет он. – Я останусь тут?
- Оставайся, - после секундного раздумья отвечает Учиха.
Наруто ложится к нему ближе, и от ощущения близости другого человека ему и вправду становится легче. Он быстро засыпает, и звёзды в его снах уже больше не выглядят такими пугающими.

Когда Саске просыпается, за окном падает белый пушистый снег. Пасмурное утро укутывает комнату приглушённым бледным светом, и Учиха думает, как хорошо просто лежать в тёплой постели.
Рядом посапывает Наруто. Хоть Саске считает его поведение странным, его совсем не раздражает необходимость спать с ним рядом. Он смотрит на приятеля с любопытством, разглядывает густые короткие коричневые ресницы, обветренные губы и щёки, светлые брови, и понемногу любопытство превращается в какое-то другое незнакомое ему чувство.
Неосознанно закусив губу, Саске касается непослушных золотых волос, потом, не удержавшись, дотрагивается до тёплой кожи на виске и тут же отдёргивает руку, потому что Узумаки поворачивается во сне. Он что-то бормочет, поудобнее устраивая голову на подушке. Поправив слетевшее с его плеча одеяло, Учиха вылезает из кровати.
Когда в тот день они гуляют по лесу и играют в снежки, Саске вновь и вновь вспоминает то утреннее чувство, но понять его природу он всё ещё не в силах.

После поездки Саске начинает видеться с Наруто чуть ли не каждый день. Они гуляют в парке, болтают о всякой чепухе.
Во время одной из таких встреч Узумаки говорит:
- Я познакомлю тебя с девчонкой. 
Девчонку зовут Сакура. Учиха украдкой смотрит на её розовые волосы и то и дело ловит её смущённые взгляды. Они до темноты втроём гуляют по парку, чувствуя себя неловко, но почему-то веря, что запомнят этот день навсегда. Медленно кружатся редкие крупные снежинки, и от дыхания в воздухе появляется пар. Перед прощанием Сакура тихо спрашивает у Саске:
- Можно, я тебе как-нибудь позвоню?
И он, хоть и совсем не хочет, чтобы она звонила, говорит:
- Если хочешь, - втайне надеясь, что она забудет.

Потом она звонит ему каждый вечер, рассказывает какие-то глупости и невпопад смеётся. Саске не знает, как объяснить ей, что не хочет общаться с ней. Он чувствует себя глупо, боится, что Итачи станет известно, в какую дурацкую ситуацию он попал, а ещё он догадывается, что Сакура нравится Наруто, и тот вряд ли обрадуется, узнав об этих звонках. В итоге Саске назначает Сакуре встречу в парке.
Она приходит, красивая, благоухающая, выглядящая на пару лет старше, чем на самом деле. Учиха пытается объяснить ей, что она звонит слишком часто. В зелёных глазах блестят слёзы, и он теряется. Он пытается придумать какую-нибудь благовидную причину и в итоге выдаёт малопонятную пафосную фразу о том, что он решил посвятить свою жизнь науке. Это звучит глупо и банально, но Сакура смотрит на него с благоговением и дрожащим голосом произносит не менее возвышенно-бессмысленную речь о том, что понимает его и уважает его решение. Саске чувствует себя героем низкопробной мелодрамы, но главное сделано, и больше она не звонит.

Куда-то пропадает и Наруто. Саске ждёт его у парка, приходит к нему домой, где стоит под дверью, вновь и вновь нажимая кнопку звонка, – всё тщетно, - и тогда Учиха решается идти к его школе.
В тот день слепящее небо с редкими спинками белоснежных облаков отражается в окнах.
Школьный двор - это словно другой мир, шумный, опасный и притягательный. Саске чувствует себя пришельцем. Прикрывая рукой глаза от нестерпимого солнца, он смотрит на толпу школьников и едва не пропускает оранжевое пятно знакомой куртки.
- Наруто, стой! – кричит он. Кто-то из школьников оборачивается и смотрит ему вслед – или ему это только кажется, - пока Учиха, нахмурившись, пробирается сквозь толпу к стоящему у крыльца другу.
- Чего тебе? – угрюмо инетерсуется тот, когда Саске подходит.
- Почему ты пропал? – спрашивает он. – Я что-то не то сделал? Или у тебя что-то случилось?
- Ты и вправду не понимаешь?
Учиха напрягает всю свою фантазию в попытке совершить невозможное – понять другого, но без толку.
- Да ты и впрямь дурак какой-то!
- Ну, знаешь… 
Саске старается вести себя спокойно. Ему действительно интересно, что произошло, и это пока не позволяет ему разозлиться.
- Увёл мою девчонку! – наконец, не выдерживает Узумаки. – Думаешь, я за этим её с тобой знакомил?
- Чего? Сакуру, что ли?
- А кого же ещё? Я видел, как вы гуляли в парке!
- Да сам ты придурок, - Учихе становится смешно. – Я тогда сказал ей, что у нас ничего не выйдет.
Прищурившись, Наруто смотрит ему в глаза, как будто пытаясь прочитать его мысли.
- То есть ты отшил Сакуру?
- Да.
- Ну ты точно дурак! – вздыхает он, и они оба смеются.
Только тут Саске замечает, что все уже разошлись, и двор кажется безжизненным, точно пустыня. Наруто потягивается, подставляя лицо под негреющий свет январского солнца.
По небу пролетает птица, Учиха невольно следит взглядом за ней, за её тёмным силуэтом, очарованный тем, как играют золотистые лучи на её крыльях. Его отчего-то охватывает ледяное восторженное чувство, которое не покидает его весь остаток дня, весь вечер и часть ночи, пока он не может уснуть. Потом ему снится, что он умеет летать.

- А каково это – целыми днями учить формулы в одиночестве? - как-то раз спрашивает Наруто.
- Обыкновенно, - пожимает плечами Саске. – Мне нравится учиться.
- Не могу себе представить, - честно признаётся Узумаки. – Тебе нравится то, что мы проходим в школе?
- Ну вроде того.
- А какой предмет любимый?
- Физика.
- Я так и думал.
- Почему это?
- Потому что я её понимаю хуже всех остальных, - ухмыляется Наруто.
- В смысле?
- Ну, мы же с тобой противоположности. У тебя тёмные волосы, у меня светлые, ты тихий, я шумный, ты умник, я… ну, короче, наоборот. Значит, то, что я понимаю хуже всего, тебе будет нравиться.
- Ты ищешь связь между случайными фактами.
- Не умничай!
Учиха хмурится.
- А ты не понимаешь физику?
- Неа.
- Может… я тебе объясню?
- Ты? А зачем тебе это?
- Ну… не знаю. А зачем ты мне о своей любимой манге рассказываешь?
- Ты сравнил!.. – фыркает Наруто.

На следующий день Саске жалеет о своём предложении.
- Да как можно быть таким тупым! – он ударяет ладонью по столу и выскакивает за дверь.
Наруто остаётся один. Он прикладывает руку к горящей от стыда и злости щеке, сердито пыхтя, когда в комнату входит Итачи. Глянув на Узумаки, он садится напротив. Наруто смотрит на него исподлобья, чувствуя, как горло всё ещё сжимается от обиды. Некоторое время они оба молчат.
- Что-то случилось? – наконец спрашивает Итачи.
- Ничего, - Узумаки бросает на него недоверчивый взгляд. – Просто я тупица. 
- Наруто, не надо…
- Даже Саске так сказал, - перебивает он.
- Не обижайся на него. Мой брат бывает вспыльчив.
- Да нет, он прав. Я тупица. Все так говорят.
Старший Учиха хмурится.
- Вы решали задачи по физике, да?
Наруто кивает.
- Дай я посмотрю, - мягко произносит Итачи. - Где вы закончили?
- Лучше не надо, - горько улыбается Узумаки, но, не слушая его возражений, Учиха забирает тетрадь.
- Я уверен, всё не так плохо.
На мгновение у Наруто появляется тёплое чувство под сердцем – это надежда, что сейчас всё будет не так, как десятки раз до этого, что от него не откажутся, но он тут же заглушает её.
- Вы просто потеряете со мной время.
- Это будет моё время.
Покачав головой, Узумаки собирается уходить. Он надевает поверх футболки свитер, берёт сумку, отчего-то медля.
- Ты делал ошибки специально? – вдруг спрашивает его Итачи.
Наруто вздрагивает.
- Я просто не умею нормально решать… - торопливо начинает оправдываться он.
- Да нет, - тут же обрывает его Учиха. - Я вижу, что в начале у тебя было несколько ошибок, но в конце они в каждом действии. Я понимаю, что можно было перепутать тройку с девяткой, но тут ты словно нарочно дописывал какие-то непонятно откуда взявшиеся числа.
Узумаки смотрит в пол, чувствуя, как горят уши.
- Саске ругался, и ты специально делал всё больше ошибок, да? – спрашивает Итачи, и его голос звучит так неожиданно понимающе, что Наруто, не выдержав, кивает.
- Это не меняет того факта, что я тупица, - упрямо произносит он, не поднимая глаз.
- Сядь, Наруто, - говорит Учиха, и он тут же подчиняется. - Не бывает «тупых» учеников. Бывают плохие учителя. 
Наруто отворачивается.
- Послушайте… я рад, что вы хотите мне помочь, но это правда… бессмысленно, - произносит он.
- Хочешь чаю? – неожиданно спрашивает Итачи.
- Ну… можно. Спасибо, - неохотно соглашается Узумаки.
Учиха разливает по кружкам чай и ставит на стол вазочку с печеньем. Наруто наблюдает за ним краем глаза. Они молча пьют чай, и Узумаки постепенно успокаивается. Чувство разочарования в себе понемногу уходит, и, быть может, именно поэтому он соглашается, когда Итачи снова предлагает:
- Покажи мне, что ты не понял. Я попробую объяснить ещё раз.
Учиха удивительно спокоен и благожелателен, Наруто кажется, что его совсем нельзя вывести из себя. Он говорит терпеливо, он умеет объяснять. Слушая его гипнотический голос, Узумаки перестаёт волноваться, и думать становится легче. Ему вдруг представляется, что до этого на него постоянно давил многотонный груз чужого негативного отношения, не давая сосредоточиться. Теперь же ничто не мешает ему, даже наоборот, Итачи иногда подбадривает его, и Наруто начинает делать меньше ошибок.
- Спасибо вам, - говорит он, когда они заканчивают.
Он будто заражается веющим от Учихи странным спокойствием, которое хочет сохранить в сердце.
- Не за что, - отвечает Итачи и, чуть помолчав, добавляет: - Я надеюсь, что вы с Саске помиритесь.
- Я не злюсь на него. Это всё… физика виновата, - улыбается Узумаки.
Когда он уходит, Итачи смотрит ему вслед.
Ему часто приходило в голову, что Саске был бы счастливее, живи он обычной жизнью. Но в то же время он не собирается сомневаться в решениях брата – это ведь его жизнь. Ему только хочется, чтобы Саске попробовал пожить по-другому. Неважно, вернётся ли он потом к своей прежней жизни или выберет другой путь, его решение будет более осознанным.

Дни тянутся или проносятся в танце, январь уходит, словно седовласый старичок, его место занимает февраль. Снег на улицах слёживается, оседает, потом начинает темнеть и таять. Саске ощущает, как трещина в его мировоззрении становится больше с каждым днём, и начинает искать причины.
Он подозревает, что во всём виноват Наруто, но это не укладывается в его голове – разве может этот мальчишка иметь на него такое влияние? Учиха больше не уверен, что делает всё правильно. Трещина становится настолько большой, что сквозь неё он начинает видеть разные мелочи, которые всегда считал незначительными. Мелочи, вроде бликов солнца и собственных чувств. Чем дольше он всматривается в этот новый представший его глазам мир, тем сильнее сомневается в правильности своих поступков. Однажды Саске задаёт себе вопрос: «Что, если я живу не так, как должен?»

- Итачи, а как ты понял, в чём твоё призвание? – спрашивает Саске за завтраком.
- Я просто всегда знал это, - осторожно отвечает Итачи.
- А если бы ты не знал… что бы ты делал? – Саске неловко отводит взгляд.
- Наверное, я бы попробовал послушать своё сердце.
- Сердце? Но ведь сердце непостоянно, оно глупо и… как его вообще можно слушать?
- Но только оно умеет хотеть чего-то настолько, чтобы посвятить этому жизнь, - мягко возражает Итачи.
Он чувствует: этот разговор – всё равно что ходьба по лезвию, одно неверное слово – и брат уйдёт.
Саске мнётся, прежде чем решается задать следующий вопрос:
- Тебе всегда была неинтересна обычная жизнь?
- Для обычной жизни тоже нужно призвание, - вздыхает Итачи. - У меня его не было, совсем.
Некоторое время они молчат. Саске доедает завтрак и моет за собой тарелку.
- Ты не должен равняться на меня, Саске, - говорит Итачи, пока тот вытирает руки.
Ничего не ответив, Саске уходит с кухни.
Итачи не даёт покоя мысль: что, если младший брат упускает слишком много, пытаясь стать таким, как он? Что, если желая походить на него, Саске живёт не своей жизнью? 
Итачи всегда помогал ему, никогда ничего не навязывал, уважая его решения; он пытался быть идеальным старшим братом. Но теперь ему приходит в голову, что на самом деле он каждый день всеми своими действиями подавал Саске дурной пример.
Быть может, Итачи допустил в его воспитании ошибку? Человеческие отношения – это так сложно и непонятно для него. Итачи ощущает, что не способен справиться с возложенными на него обязанностями, он не разбирается в жизни настолько, чтобы давать Саске советы. В конце концов, детей должны воспитывать родители, а не старшие братья.
- Я хочу, чтобы ты узнал, в чём твоё призвание, - произносит Итачи, глядя на закрывшуюся за братом дверь.

Февраль оказывается совсем серым и безрадостным. Пронизывающие ветра днём гоняют стаями низкие облака, а ночью – скребутся в окна. На улице слишком холодно, и Саске приглашает Наруто к себе домой.
Чем чаще они видятся, тем более странно чувствует себя Учиха. Иногда ему хочется вернуть всё назад и не броситься догонять Узумаки, получив снежком по затылку. Тогда его жизнь осталась бы однозначной, в ней не было бы этого невесть откуда взявшегося чувства пустоты.
- Твой брат умеет объяснять физику, в отличие от тебя, - Наруто показывает язык.
- Он святой, если у него хватило на тебя терпения, - в ответ огрызается Саске.
- Он вообще классный, - пропустив его обидный тон мимо ушей, задумчиво говорит Узумаки, - но у меня от него временами мурашки по коже.
- Почему? – удивляется Учиха.
- Он почти не улыбается. Не злится, не раздражается. Ну, он как мистер Спок – верит в логику и не проявляет эмоций.
Саске усмехается.
- Ты на него похож, - продолжает Наруто. – Только всё это не до такой степени.
Его отчего-то не радуют эти слова, хотя он всегда хотел быть как брат.
- Саске, ты когда-нибудь целовался? – вдруг ни с того ни с сего спрашивает Узумаки.
- Я? – Учиха удивлённо смотрит на него. - Нет. Почему ты спросил?
- Не знаю, - Наруто отводит глаза.
- А ты? – после минутного молчания спрашивает Саске.
- Я тоже нет.
- Слушай… а что, если мы попробуем?
- В смысле?
- Ну это… потренируемся.
- Ты сейчас издеваешься, да? – Саске в упор смотрит на Наруто.
- Ладно, проехали, - тот отворачивается.
На его щеках появляется яркий румянец, и почему-то этот напоминает Учихе о том странном чувстве, что он испытал, когда они лежали в одной кровати.
- Ну давай попробуем, - произносит он.
- Серьёзно? – Узумаки бросает на него испытующий взгляд.
Учиха кивает.
- У тебя дверь закрывается? – спрашивает Наруто.
- Нет. Зачем?
- А если Итачи войдёт и увидит?
- Да не войдёт.
- Уверен? – Узумаки косится на дверь. – А всё-таки - что он сделает?
- Не знаю, - Саске пожимает плечами. - Вряд ли это будет проблемой. Он нормально относится к таким вещам.
- А у него кто-нибудь есть?
- Сейчас нет. Но он вряд ли целовался с парнями, если ты об этом. Ему нравятся девушки, но он спокойно относится к… к таким вещам, - повторяет Учиха.
Воцаряется неловкая напряжённая тишина, а потом Наруто резко приближает своё лицо к Саске и прижимается сухими губами к уголку его рта. Учиха замирает. В ушах отдаются удары сердца, и дыхание перехватывает. Он поворачивается к Узумаки, нерешительно приоткрыв рот, и вздрагивает, когда Наруто касается кончиком языка его губ. Саске невольно зажмуривается. Язык Узумаки проникает ему в рот, между зубов. Учиха хочет отстраниться, но вместо этого заставляет себя коснуться его языка своим. Это оказывается не противно, как он ожидал. Наруто осторожно массирует его язык. Саске охватывает внутренняя дрожь, и он торопливо прерывает поцелуй.
Узумаки отворачивается. Учиха слышит, что он дышит часто и тяжело. Губы Саске ещё влажные, и он вытирает их рукавом. Ему стыдно и неловко, как, наверное, и Наруто, но, сам не зная, зачем, он касается его запястья. Узумаки оборачивается, растерянно смотрит на их руки. Со сладкой обречённостью Учиха дотрагивается до его подбородка и, уже больше не раздумывая, прижимается губами к его губам.
Рука Наруто дрожит под его ладонью.
Саске проводит языком по его губам, потом прихватывает зубами нижнюю, но, испугавшись своего порыва, отодвигается, и тогда уже Наруто приникает к нему раскрытыми губами. Немного растерявшись, Учиха робко просовывает язык ему в рот. Узумаки не пытается его оттолкнуть, и Саске, набравшись смелости, неловко гладит его язык своим. К его удивлению, Наруто начинает отвечать на ласку.
В этот момент дверь в комнату открывается и входит Итачи.

Не веря ни в судьбу, ни в мистические силы, Итачи всё же вынужден признать: он оказывается в неподходящее время в неподходящем месте гораздо чаще, чем среднестатистический обитатель Земли. Иногда ему представляется, будто какой-то вредный демон заставляет открывать двери и заходить в комнаты в самое неподходящее время, тем самым ставя и себя, и других в неловкое положение. Однако на сей раз он благодарен своему спонтанному решению зайти к Саске. Хоть и несколько озадачен его последствиями. Застать своего брата целующимся с другом – ситуация явно не из стандартных.
Парни мгновенно отскакивают друг от друга.
- Саске… - вырывается вздох у Итачи.
Саске и Наруто застыли в одинаковых позах, опустив головы, и одинаково краснеют.
Растерянно глядя на них, он совсем не знает, как реагировать.
- Итачи, скажи что-нибудь, - почти умоляюще произносит Саске.
Итачи понимает, что сейчас самое время принять свой обычный невозмутимый вид и сказать что-то умное, но в голову ничего не приходит.
- Я… удивлён, - признаётся он, решая, что честность – лучшая стратегия. - Я думал, вы только друзья.
Саске краснеет ещё сильнее, так что Итачи даже становится его жалко.
- Но, если нет… - продолжает старший Учиха, - наверное, я рад за вас.
Прислонившись головой к косяку, он смотрит на смущённых мальчишек, и ему кажется, что они совсем ничего не знают о своих чувствах. Когда он думает о трудностях, о том, сколько всего им придётся узнать о себе и друг о друге, ему хочется рассказать им, рассказать так много всего… но он понимает, что всё это они должны будут узнать сами.
- Я… я пойду, да, - коротко произносит он и выходит из комнаты.

Наруто уходит буквально через пять минут. Итачи сидит на кухне, глядя в кружку с чаем.
- Саске, я хочу с тобой поговорить, - окликает он брата, когда тот проходит мимо.
- Ты об «этом»? – осторожно интересуется Саске.
- Вообще-то нет… А ты хочешь поговорить о сексе?
- Нет! – испуганно говорит Саске и тут же, уже более спокойным тоном, добавляет: - В смысле, это преждевременно.
Итачи улыбается.
- Я хотел поговорить о Наруто, - произносит он.
- Что о нём говорить?
Итачи усаживает брата на стул напротив себя.
- Любые отношения – это ответственность, - начинает Итачи. - Я знаю тебя. Ты мой любимый младший брат. И я знаю, что ты не хочешь причинить Наруто боль. Но ты должен понимать…
Он дотрагивается кончиками пальцев до тыльной стороны ладони Саске. Прикосновения неприняты в их семье, и Саске хочет убрать руку, но останавливает себя.
- Наруто… его психика, - Итачи замолкает, подыскивая другое слово. – Его душа, на ней много шрамов. Если сейчас вы станете близки, а потом ты решишь, что ваши пути должны разойтись, то ему от этого разрыва будет больнее, чем тебе.
- Почему? – хмурится Саске.
- Понимаешь, Наруто не умеет что-то делать вполсилы. В свои чувства и дела он вкладывает всего себя.
- Я знаю, - кивает Саске. – Я всё понимаю, - его голос звучит едва слышно.
- Хорошо, - мягко произносит Итачи. – И ты точно не хочешь поговорить о сексе?
- Спокойной ночи, брат! – быстро отвечает Саске и выбегает с кухни, вспомнив, как когда-то в детстве уходил от неудобных разговоров.
Итачи смеётся, но ему всё же немного тревожно.

Когда на следующий день Саске встречается с Наруто, они гуляют по улицам, как ни в чём не бывало. Они не говорят о вчерашнем поцелуе, им обоим нужно время, чтобы научиться как-то относиться к произошедшему. В то же время Учиха отчётливо ощущает возникшую между ними эмоциональную связь, и ему становится не по себе.
Сквозь низкие облака кое-где проглядывает небо. От голых ветвей деревьев почему-то едва уловимо пахнет зеленью, и это напоминает Саске о приближающейся весне.
Он думает о том, как пройдёт зима, как распустятся клейкие листочки и пахнущие мёдом цветы, потом наступит лето, осень и новая зима… Учиха должен решить, каким станет его будущее. В глубине души он чувствует, что ему предстоит сделать выбор.

Саске возвращается поздно. Глядя на него, Итачи замечает, что выражение его лица едва заметно переменилось. И так – каждый раз после их встреч с Наруто.
- Почему ты всё время смотришь на меня, Итачи? – спрашивает Саске. – Со мной что-то не так?
- Мне просто хочется на тебя смотреть, - улыбается Итачи. Ему кажется, что нельзя ни в коем случае говорить брату, что он стал другим, иначе он испугается.
Они ужинают в тишине, потом Саске уходит в свою комнату, но через полчаса возвращается в гостиную, где Итачи, устроившись на диване, рассеянно читает книгу.
- Я побуду здесь? – спрашивает он. - Я не буду мешать.
- Конечно, - отвечает Итачи.
Саске садится на пол перед ним, словно хочет быть рядом – или на самом деле так и есть?..
Отложив книгу, Итачи нерешительно касается его головы. Саске не противится, и Итачи зарывается пальцами в его волосы. Ему кажется, что это шанс наладить отношения. Пусть Саске уже не тот маленький мальчик, которым был когда-то, но он всё равно его брат. Они могут стать ближе.
- Иногда мне так хочется вернуть те времена, когда ты был совсем маленьким, - признаётся Итачи, перебирая чёрные пряди. – А тебе? Ты скучаешь по прошлому?
- Нет, - отвечает Саске. – Иногда… иногда я скучаю по родителям. Но по прошлому… не знаю.
Итачи улыбается, прижимаясь губами к его макушке.
- Мой маленький глупый брат, - произносит он.
На самом деле, Итачи никогда не считал его глупым – даже когда он был действительно маленьким. Итачи говорил с ним о сложных вещах – слишком сложных для них обоих, если уж на то пошло. Он рассказывал о звёздах, о строении атомов и природе земного притяжения. Он умел объяснять так, что даже младшему брату было понятно, и Саске нравилось слушать его. Эти беседы были гораздо интереснее любых сказок; после них мир казался пугающе сложным и – прекрасным. Итачи был очарован этим чудесным невероятным миром, и он смог очаровать им Саске.
Итачи ерошит волосы брата. Тот ловит его руку и кладёт её себе на плечи, заставляя старшего обнять его.
- Саске… ты всегда можешь поговорить со мной. И быть уверенным, что я помогу тебе. Даже если я выгляжу так, будто я совсем занят и мне никто не нужен.
В ответ Саске только молча сжимает его ладонь.

Поцелуй с Наруто оборачивается для Саске своего рода внутренней катастрофой, хоть он понимает это и далеко не сразу. После него что-то в жизни юноши меняется, но он не может сказать, что именно. Идёт февраль, близится март; Саске провожает взглядом странные наполненные неизвестным чувством дни и даже не осознаёт, что всё его мировоззрение распадается на куски.
Он пытается вернуть прежнюю безмятежную уверенность, что всё идёт правильно, но уже не может. Младший Учиха чувствует себя сбитым с толку. Его жизнь так быстро стала сложной. Он пытается сосредоточиться на занятиях, как раньше, но ничего не выходит. Его мысли больше не хотят ему подчиняться, они то и дело возвращаются к Наруто, к тому поцелую и чувствам Саске. 
Он понимает, что что-то нарушилось во внутреннем равновесии его души. Время идёт слишком быстро. Саске ничего не успевает. Стоит ему только начать учить, как он тут же отвлекается. Он давно смирился с тем, что не так умён, как старший брат, но теперь он чувствует себя просто глупым, и виноват в этом Наруто. Саске хочет, чтобы можно было вернуть всё назад, сделать так, чтобы они никогда не встречались.
Зачем вообще в его жизни появился этот мальчишка – светлый, золотоволосый, приставучий, точно само солнце? Подкараулил его у входа в парк и закидал снежками, как первоклашка. Отвлёк от мыслей, втянул в свою игру. Вывалял в снегу, выставил дураком перед Итачи, разбил его веру в призвание, заставил чувствовать себя живым и более счастливым, чем когда-либо за последние годы.
Именно в этом кроется проблема – Узумаки показал ему, что жизнь может быть другой, показал ему выбор, о существовании которого Саске предпочёл бы не знать.

Наруто звонит Саске после обеда, и он почти без колебаний соглашается встретиться. Они не говорят о своих чувствах, но Учиха не сомневается, что оба испытывают одно и то же, хоть и не может объяснить причин такой уверенности. В какой-то момент Саске вдруг осознаёт, что они молчат слишком долго. Он смотрит на Наруто. Тот ухмыляется, почувствовав на себе его взгляд, и, быстро развернувшись, кладёт руки ему на плечи. Учиха замирает, Узумаки, воспользовавшись этим, целует его. Сердце Саске начинает быстро биться, как в тот вечер. 
Язык Наруто проскальзывает ему в рот; Учиха хочет отпрянуть, чтобы избавиться от переполняющих его непонятных чувств, но вместо этого невольно отвечает на поцелуй. Он замечает, что его собственные пальцы дрожат. Ему отчаянно хочется прекратить всё это, снова сделать мир простым и однозначным.
Сжав руку в кулак, он отталкивает Узумаки. Тот смотрит на него с улыбкой, наверное, думая, что он просто испугался, и ещё ничего не понимая. 
- Нет, Наруто… мы не должны, - говорит Саске, пытаясь выровнять дыхание.
- Почему? – спрашивает Наруто.
- Нам нужно прекратить… всё это.
Узумаки начинает понемногу осознавать, что хочет сказать Учиха.
- В смысле – совсем прекратить? – он недоверчиво щурится.
- Совсем, - твёрдо отвечает Саске.
Наруто молчит, глядя на поблёскивающий в свете фонаря потемневший и скукожившийся к концу зимы снег.
- И почему же, позволь узнать? – Узумаки говорит неожиданно спокойно, но в его лице читается страдание.
- Так… так нужно.
- Да кому нужно? – Наруто пинает сугроб. Грязный снег разлетается в стороны.
- Мне! Мне нужно! – Саске срывается. - Я становлюсь не тем, кем должен быть! Всё это отвлекает меня, сбивает с толку! А если наши отношения мешают мне, значит, мы должны прекратить их, - уже более сдержано заканчивает он.
- И всё? – Узумаки нервно смеётся. - Это твои причины? Да ты псих! Ты и твой брат – вы оба психи, ненормальные! - он нервно проводит рукой по волосам. - Знаешь, я часто видел тебя. Ты не знал, а я каждый день смотрел, как ты ходишь в магазин. Я думал: «Вот чудак. Солнце, снег ли, - он идёт и не видит ничего вокруг!» - он замолкает, тяжело дыша. - Ты казался таким одиноким, прямо как я! И я не удержался… Но теперь я вижу, что ты просто… - он качает головой, не найдя слов. - Оставайтесь оба в своём непонятном мирке. Идите ко всем чертям.
Наруто быстро разворачивается и уходит, спрятав руки в карманы.
Саске смотрит на его фигуру, кажущуюся ужасно одинокой, пока она не теряется в разбавленных светом фонарей невыразительных февральских сумерках.

Когда младший брат приходит домой с больным видом и трясущимися руками, Итачи сразу понимает, что между ним и Наруто что-то произошло. В кои-то веки раз у него включается интуиция, но он не знает, что делать.
Наутро Саске спрашивает:
- Итачи, помнишь, мы говорили о призвании?
Тот кивает, умоляя чутьё подсказать нужные слова.
- Итачи… что, если я сделаю ошибку? Что, если я не распознаю своё призвание?
- Нет, Саске, - вздыхает Итачи. - В жизни не бывает ошибок, потому что никто не знает правильных ответов. Бывают только решения и их последствия.
- Но… если мне иногда кажется, что я знаю правильный ответ? – голос Саске едва слышим.
- Знаешь? – так же тихо спрашивает Итачи.
- Да… 
- Сердцем? – он касается его груди слева.
Ему хочется обнять брата, прижать его к себе, даже если он будет возражать, зарыться лицом в его волосы, как он делал давно, когда Саске был совсем маленьким…
Саске торопливо отодвигается, поспешно и неловко.
- Это всё глупости, прости, Итачи, - говорит он.
Итачи смотрит на него с отчаянием, вновь ощущая своё бессилие. Он не знает нужных слов, чтобы убедить брата не отказываться так просто от шанса изменить свою жизнь. За то время, что они общались с Наруто, Саске улыбался больше, чем за всю остальную жизнь, и Итачи хочется плюнуть на свой принцип невмешательства и сказать ему позвонить Узумаки.
- Мне пора вернуться к занятиям, брат, - говорит Саске, словно почувствовав это.
Итачи понимает, что Саске снова ускользает от него.

Дни после расставания с Наруто Саске живёт со странной тишиной в душе. Его мир кажется ему более пустым, чем он мог бы себе вообразить. Всё идёт как обычно, но ничто не идёт правильно.
Саске всё так же пытается сосредоточиться на заданиях. Смысл слов ускользает от его понимания, числа путаются в голове. Он постепенно собирает свой мир по кусочкам, а потом однажды понимает очень важную вещь. Все формулы, открытия и вопросы науки – все он кажутся… ерундой. По сравнению с тем чувством, что он испытывает, всё на свете – ерунда.
Учиха зажмуривается, пытаясь избавить от наваждения. В комнате душно. Он встаёт из-за стола и открывает окно.
Пахнущий сыростью и близкой весной воздух холодит кожу. Около окна горит фонарь, раскрашивая ночь в рыжий. Чуть дальше, за границей освещённого круга Саске замечает едва различимую в темноте знакомую фигуру.
- Наруто! – зовёт он. - Наруто! Не уходи, пожалуйста, - кричит он в зимнюю ночь и бежит на улицу.
Забыв закрыть окно, столкнув лежащие на краю стола тетради, на ходу надевая куртку и едва не забыв обуться, он выскакивает за дверь.
- Наруто! Наруто! – повторяет он, оглядываясь по сторонам, но того нигде нет.
Дома осуждающе смотрят чёрными глазами окон на нарушителя тишины, пустынная улица настороженно притаилась под беззвёздным небом. Саске замолкает, тяжело дыша. С чего Узумаки после всего приходить сюда, стоять под окнами? А в зыбкой темноте может померещиться что угодно.
Начинается снег. Пушистые хлопья кружатся в воздухе, налипая на волосы и ледяными прикосновениями жаля кожу. Учиха чувствует себя безмерно одиноким, точно первый человек на незнакомой планете, и собирается уже уходить, как его окликает знакомый голос.
- Привет, - говорит Наруто, выходя из сгустившейся темноты у стены дома.
Саске замирает.
- Привет, - отвечает он. – Что ты тут делаешь?
- Просто проходил мимо, - Узумаки пожимает плечами. – А ты?
- А я… я увидел тебя в окно. - Учиха смотрит в сторону, набираясь смелости, чтобы попросить: - Наруто… не уходи, - Саске подходит к нему, словно боясь опять потерять его в темноте.
- Почему, Саске? Почему ты хочешь, чтобы я остался? – спрашивает Наруто. – Ты сказал, что я мешаю тебе… Я не хотел тебе мешать, я просто хотел увидеть тебя ещё раз, - его речь сбивается на шёпот.
- Прости меня, - говорит Учиха.
- Я так хочу снова оказаться в том домике, где мы смотрели на звёзды, - тихо произносит Узумаки. - Но это всё глупости, да?
Снег идёт всё сильнее. Тихий тёмный мир сдаётся во власть танца снежинок. Саске чувствует окружающее их безмолвие, постоянное движение Земли и закрывших звёзды облаков у них над головой. Это пугает.
- Прости меня, - повторяет он. В его голове проскальзывает отчётливое понимание: если Наруто сейчас уйдёт, то больше они никогда не встретятся. - Наруто… мы должны быть вместе.
- Ты сказал, что не хочешь, - Узумаки упрямо хмурится.
- Я не могу без тебя.
- Привыкнешь. Если дело только в этом, - голос Наруто становится жёстче, как в тот вечер, когда они расстались. Саске чувствует, что он вот-вот уйдёт.
- Нет… Я… наверное, я люблю тебя.
- Правда? – недоверчиво спрашивает Узумаки.
- Да.
- И ты не скажешь снова, что это было ошибкой?
- Нет. В жизни не бывает ошибок, - уверенно говорит Саске, вспоминая слова Итачи. - Всё, что мы делаем, – это наша жизнь. И я хочу, чтобы ты остался в моей. Понимаешь? Это то, чего я хочу. А ты? Чего ты хочешь?
Наруто молчит. Саске нерешительно берёт его за рукав.
- Наруто?.. – шепчет он.
Узумаки не сопротивляется, и Учиха подходит ближе, уже вплотную. Он чувствует дыхание Наруто на своих губах, а потом Наруто целует его, так быстро, что Саске даже толком не успевает почувствовать его вкус. Когда Узумаки отстраняется, Учиха рефлекторно облизывает губы и спрашивает:
- Зайдёшь?
- Зайду, - соглашается Наруто.
Снег залепляет глаза. Саске думает о разговоре с Итачи и о призвании, но так и не понимает, в чём же оно состоит. Стоя у порога вместе с Наруто, он чувствует себя странно, как марсианин, превратившийся в человека.
- Проходи, - кивает он Узумаки, открывая дверь, и зачем-то даёт себе обещание сделать всё, чтобы не упустить Наруто из своей жизни.



Источник: http://missscandalous.diary.ru/
Категория: Саске/Наруто(мини) | Добавил: Natsume-Uchiha (10.05.2018)
Просмотров: 37 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник, 21.08.2018, 20:48
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [134]
Саске/Наруто(мини) [33]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [23]
Акацки [90]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [61]
Юри [3]
Гет [3]
Ориджиналы [6]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Ваши любимые пейринги:
Всего ответов: 1293
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best