Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Название:Цитадель, часть 9

Часть 9: Кровь Марса

Звездолёт Итачи через трое суток после старта из системы Сириуса вошел в пределы Солнечной Системы, и перешел на субсветовую скорость. 
Транспортная капсула автоматически изменила режим оксигенации, и увеличила силу гравитации до 0,3 земной. Через пару суток корабль достигнет пункта назначения — орбитальной станции Луна-Сити.
Учиха Саске, в это время сидевший в марсианской библиотеке, ощутил присутствие Итачи. Диверсант посмотрел на безмолвный дисплей коммуникатора.
И все же Учиха не сомневался, что брат пересёк границы Солнечной Системы. 
Первым порывом Саске хотел поговорить с консулом насчёт ускорения отправки на Землю, но затем передумал, и сел обратно. 
Если бы Итачи хотел с ним увидеться лично, он бы написал сообщение. А так наверняка его привели на Землю более важные дела, чем семья. 
Саске тупо уставился на голографическую историческую книгу. На него смотрела сероглазая принцесса Луны — Кагуя Ооцуцуки. Рядом с ней стоял её муж. По иронии судьбы, история утратила имя родоначальника улучшенных геномов.
Марсианские медики сочли необходимым задержать Учиху на Марсе. Они объяснили это тем, что марсианские гены Саске оказались необычайно сильны, и теперь требовалась стабилизация генома.
Прошлые десять лет он ненавидел и презирал марсиан, и, по иронии судьбы, сам оказался марсианином. Выходит, ненавидя марсиан, Учиха ненавидел сам себя.
Саске тяжело вздохнул, и уставился на световую сферу. 
Шар вздрогнул, и взмыл в воздух. Он замер, медленно оборачиваясь вокруг своей оси. Мысли Саске вновь устремились к Итачи. 
За спиной Учихи остановился робот К-345. 
- Вы делаете успехи, лейтенант, - обратился к нему робот по-марсиански.
- Я не знаю, зачем мне это нужно, - ответил Саске на марсианском. - Вы хотите со мной встретиться?
- А вы хотите? - в механическом голосе робота просквозило неподдельное изумление.
- Пожалуй, да, - тяжело вздохнул Учиха, и поднялся.
Недочитанная книга исчезла. Сфера погасла, и мягко опустилась в настольную подставку. 
Они сели в стратокар, и вернулись на воздушную фабрику. На Марсе наступило утро.
Несмотря на бессонную ночь и большое количество препаратов, Учихе не хотелось спать, и он не чувствовал усталости. 
В глубине очерствелой души просыпались пока неясные ему самому чувства: тоска от утраты родины, усталость от ответственности за принимаемые решения, и невыносимая боль за гибель миллионов людей. 

- И как вам история Марса?
Учиха немного помедлил с ответом. 
- Многое непонятно. С психологической точки зрения.
Линн Марр пристальным взглядом уставился на Учиху. 
- Вы теперь ощущаете это. Боль и горечь утраты.
- Откуда вы знаете?
- Какая разница? - пожал плечами марсианин. - Я вижу это чувство боли в вашем голосе, эмоциях, поведении.
- Это случилось много миллионов лет назад, так что это не имеет значения.
- Вы правда так считаете? - тонкая бровь марсианина приподнялась в чисто человеческом жесте.
Консул положил подбородок на сложенные в замок руки. Изумрудные глаза замерцали неземным сиянием.
- Беда землян в том, что вы недооцениваете свое прошлое с нравственной и эмоциональной точки зрения. Предательство Фаэтона случилось много миллионов лет назад.
Сегодняшнее положение Солнечной Системы — прямое следствие тех решений. 
Технологическое рабство Марса, угроза разоблачения улучшенных геномов — все это может повлечь за собой уничтожение Солнечной Системы как таковой. Подумайте над этим.
- Не могу, - упрямо мотнул головой Саске. - Я не понимаю, чего вы добиваетесь.
- Чтобы вы осознали свой долг перед Землей, - жестко произнёс марсианин. Зеленые глаза превратились в изумрудный лёд. - Вы — наследник крови Марса, вот о чём я говорю!
Эмпатическая волна негодования инопланетянина с головой накрыла Учиху. Диверсант едва не захлебнулся под мощным напором этих чувств. Потолок комнаты внезапно поплыл ввысь. 
- Не отключайтесь, лейтенант.
Холодный голос марсианина вернул Саске в реальность. Тональность этого голоса замораживала изнутри. 
- Так как вы и ваш клан являетесь прямыми потомками принцев Марса, на вас лежит огромная ответственность за будущее Земли и Солнечной Системы. Я хочу видеть в вас союзника, а не противника,- неожиданно устало проговорил консул.
Саске еще не отошел от недавнего эмоционального взрыва. Он мог лишь согласно мотнуть головой в ответ.
- Вам потребуется время, чтобы осознать ход многомиллионной давней шахматной партии, в которую издревле играет Марс. Мат означает конец Солнечной Системе, и победу Денеба. Ничья означает гибель Земли, при условии, что Денебу не достанется тайна геномов.
- И... что я должен делать?
- Сначала признайте свои марсианские корни. Вы можете продолжать ненавидеть нас, но вы не можете изменить ваш генетический код, лейтенант. А затем вам придётся поразмыслить над тем, как обставить в нашей партии Денеб и Сириус. Пусть это останется между нами.
- Я не политик, я военный.
Линн Марр холодно усмехнулся. 
- Мы уже говорили с вами об этом. И еще.
Не пытайтесь заглушить ваши чувства. Вы всё равно это чувствуете, не так ли? - в ясных, изумрудных глазах инопланетянина плескалась печаль. - Наша сила, и наше проклятие — в этой генетической памяти поколений. Изначально эта модификация задумывалось для генетических линий учёных — чтобы не терять драгоценное время на постижение сложных научных и технических знаний.
Новорожденные марсиане появлялись на свет с запасами необходимых научных знаний, и с малолетства могли выполнять сложные технические задания, что дало Марсу колоссальное преимущество в гонке вооружений.
Но в то время мы никогда не задумывались об этических и нравственных сторонах такой модификации. Мы и представить не могли, что теперь мы будем помнить всё. 
Абсолютная память — наша надежда, и наше проклятие! 
Мы стали помнить обиды, причиненные много лет назад.
Когда мой дед обидел мою бабушку, они подумать не могли, что мне станет об этом известно. 
Наша генетическая память привела нас к тому, что у марсиан не осталось тайн. И нам пришлось приспособиться к этому, и научиться прощать друг друга так, чтобы о наших ссорах не помнили потомки. 
Линн Марр на мгновение замолчал, и затем продолжил: 
- Гибель Марса и Луны оставила слишком глубокий след в наших сердцах и генах. Мы не можем простить Фаэтон за их злодеяния. Хуже того, что эта ненависть передалась нашим детям.
Консул замолчал. Диверсант машинально сжимал-разжимал кулаки, невидящим взглядом уставившись перед собой в пустоту. 
Противоречивые чувства терзали его изнутри — с одной стороны, желание отомстить Денебу, за уничтожение Марса и Луны. 
Но тогда он будет вынужден признать себя, и свой клан, пресловутым наследником крови Марса, жаждущим отыграться за свое прошлое.
С другой стороны, он страстно желал забыть все узнанное здесь, на Марсе, и снова стать обычным винтиком в военной машине Цитадели. Механистически ходить на задания, получать жалованье, и не думать ни о чём, подобно большинству укротителей и диверсантов Цитадели.
- Я не могу сейчас требовать от вас принимать поспешные непродуманные решения. На Земле вас ждет повышение на службе. Я поздравляю вас.
Вы можете покинуть Марс, ваш корабль готов к отлёту. Медицинский отчёт о вашем состоянии я отправил в Цитадель.
Саске встрепенулся при словах консула.
- И всё? - не поверил своим ушам Учиха. 
-И всё, - серьёзно кивнул марсианин. 
Саске молча поклонился консулу и вышел. Он побежал по подземным коридорам, к стоянке, где стоял стратокар.
Диверсант взлетел вверх на стратокаре, даже не воспользовавшись услугами приставленного робота.
Через полчаса лёта он приземлился на посадочной площадке перед музеем, и вновь направился в тот самый зал с фресками. 
Учиха остановился перед изображением высокого черноволосого мужчины, с абсолютным Шаринганом в глазах. Саске сделал несколько фотоснимков на коммуникатор. Он напоследок окинул взглядом огромные, пустынные залы, надеясь, что никогда сюда не вернется. 
Больше причин оставаться на Марсе у него не было. Этим же вечером он покинул Марс, на том же корабле, на котором прилетел. 
Учиха занял транспортную капсулу для гуманоидного экипажа, и погрузился в гипносон. Киборги и роботы заняли сторожевые посты. 
Линн Марр проследил за отлетом корабля через спутниковую связь. Через час корабль превратился в мерцающее серебристое пятнышко, которое вскоре исчезло. 
Консул связался с Цитаделью. На экране показался неизменно дымящий Орочимару. 
- Ну и как он? - осведомился учёный.
- Мне трудно сказать, - после некоторой заминки отозвался консул по-английски.
- Вам-то что, - Орочимару выкинул окурок, и потянулся за следующей сигаретой. - Убивать-то он будет меня. Саске решит, что именно я все это подстроил. Как прошла активация марсианского генома?
- Мои медики составили подробный отчёт.
- Я хочу услышать ваш ответ, консул. Биохимические показатели и энцефалограмма меня сейчас не интересуют.
- У него необычайно сильные марсианские гены. Так же, как и у его брата, Итачи. Он вспомнил прошлое Марса, и поэтому потребовалась стабилизация генома. Саске не вполне контролирует эмоции, и, скорее всего, он захочет отомстить.
- Ясненько, - отозвался Орочимару.
- Как моя дочь, Орочимару-сан?
Учёный потушил окурок. Но, вопреки своей привычке, не потянулся за следующей сигаретой. 
- Карин не обладает улучшенными генами королевской династии Марса, консул. Человеческая половина её генома сравнительно недавно подверглась биомодификации.
Этот проект старейшин — генетическая авантюра чистой воды. Я не могу предсказать отдаленные результаты активации марсианских генов, потому как это стало для меня полной неожиданностью. 
Случай с Карин означает, что марсианская флора способна пробуждать в землянах давно позабытое марсианское начало. 
Поэтому освобождение генетической памяти Карин идет постепенно. Мы поставим аналогичные эксперименты на добровольцах.
Линн Марр закусил губу, и опустил голову. Огненно-рыжие волосы закрыли выражение глаз марсианина. Орочимару внимательно наблюдал за инопланетянином. 
- В вас проснулись отцовские чувства, консул? - учёный постарался скрыть ехидство в голосе.
- Вы знаете нашу модель воспитания, Орочимару-сан. Мы не привязываемся к детям. Последствия межрасового скрещивания непредсказуемы, и потому опасны. Её геном нестабилен, и она может неверно истолковать пробужденную генетическую память. А еще, - голос марсианина стал еще глуше, - я не хочу, чтобы Карин стала объектом шантажа Федерации. Я не хочу делать такой выбор.
- Тем не менее, вы пошли на такой шаг.
- Я не думал, что старейшины Земли поставят такой эксперимент, - неожиданно холодным голосом произнес Линн Марр. - В то время, да и сейчас, подобные связи остаются бесплодными. Я и подумать не мог, что моя связь с землянкой обернется рождением полноценного ребёнка.
- И вы вините себя за это. Консул, я не собираюсь становиться вашим психологом или обвинителем, но мне кажется, что вы переоцениваете свои способности к анализу и предвидению. Её мать в полной мере осознавала последствия такой связи. Более того, она сознательно пошла на этот шаг.
Линн Марр не знал, что ответить Орочимару. 
- Я беспокоюсь за неё.
- Как за свою дочь, или как за ребенка с двойным генетическим наследием, консул? Я знаю вашу модель воспитания, и я знаю, что марсиане не делают различий между своими детьми и чужими. Я не понимаю, о чем вы переживаете.
- Она для вас — всего лишь генетический эксперимент.
Орочимару скептически изогнул бровь. 
- А для вас — Солнечная Система всего лишь шахматная доска, консул. А Учиха Саске — ваш ферзь, не так ли? Вы безжалостно анализируете чужие чувства, заставляете Учиху Саске принимать взвешенные решения, но в то же время сами не можете преодолеть порог сентиментальности. Вы считаете Карин ошибкой молодости, ребенком, который не должен был родиться.
Линн Марр не перебивал учёного.
-Я не могу осуждать вас за ваши чувства. Вы хотите увидеть свою дочь, и сказать ей, что она — наполовину марсианка?
- Это помешает ходу генетического эксперимента, - безжизненным голосом отозвался марсианин.
Орочимару хищно оскалился. 
- Я вижу, вы приняли решение. Хорошего дня, консул.
Видео связь оборвалась. 
***
Итачи парил в невесомости, в медицинском модуле станции Луна Сити, при силе тяготения в 0,4g. 
Силовые поля, окутывающие тело, обеспечивали адаптацию к повышенному тяготению Земли, по сравнению с условиями глубинного космоса. 
Сознание Итачи отправилось на Землю, в Японский сектор.
Перед Третьим Хокаге соткалась черная красноглазая тень. 
- Я приветствую вас, Хокаге-сама.
Сарутоби Хирузен оторвался от созерцания прозрачного магического шара.
- Итачи, ты в Луна-Сити?
- Да. Адаптация к тяготению Земли займёт еще сутки. У меня для вас важные известия. Денеб планирует уничтожить Солнечную Систему, после открытия тайны улучшенных геномов.
- Нам потребуется еще время для подготовки ответных действий.
- Боюсь, у нас нет этого времени. 
Тень шагнула в заранее приготовленную печать на дощатом полу. В призрачных руках Итачи появилась сверкающая сфера. Яманака Иноичи принял запечатанные воспоминания сирианца из рук Учихи Итачи, и удалился в шифровальный отдел. 
Третий Хокаге задумчиво пожевал кончик трубки. 
- Ты навестишь Землю?
- Да, - немного помолчав, сказал Итачи. - Саске уже вернулся на Землю?
- Он уже отбыл с Марса. Через сутки он окажется в марсопорту Цитадели.
- Ясно.
Тень поклонилась Хокаге, и исчезла. 
Саске снился Итачи. Будто бы Итачи направляется в Цитадель.
«Всего лишь сон», - подумал Саске, когда проснулся. Диверсант вздрогнул, увидев на комме сообщение от Итачи:
«Я жду тебя в Цитадели».

Категория: Орочимару/Саске | Добавил: Natsume-Uchiha (02.04.2018)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник, 21.08.2018, 20:47
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [134]
Саске/Наруто(мини) [33]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [23]
Акацки [90]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [61]
Юри [3]
Гет [3]
Ориджиналы [6]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Если бы админ пригласил Вас работать на сайте, вы бы согласились?
Всего ответов: 472
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best