Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Цитадель, часть 10

10 часть: Обещание
Мах Ди Аталла уставился на нового представителя Солнечной Системы. Внешним видом он напоминал Итаара.
Такие же темные волосы, чёрные глаза, белая кожа... 
Вот только Итачи напоминал гору, окутанную таинственным туманом. А сейчас перед денебцем словно зияла пустота, скрытая фальшивой улыбкой. 
Землянин повернулся к настороженному денебцу, и улыбнулся еще приторнее и слаще. 
- Меня зовут Сай. Я пока заменяю Итаара.
Денебец задумчиво осмотрел Сая. Тот продолжал лучиться фальшивой улыбкой.
- Что ж, я рад вас приветствовать на борту нашего корабля.
- Благодарю вас.
- Я покажу вам ваш жилой модуль, - к Саю подошел альфианин Юнни, секретарь Распорядителя Совета, и увлёк землянина по коридору.
Сириус начал официальное расследование в отношении загадочной болезни Хингара. 
Произвели десятки тысяч биохимических анализов, сделали тысячи энцефалограмм. Лучшие медэксперты разочарованно разводили руками, лапами и щупальцами. Никто не мог понять таинственную причину недуга сирианца.
Раздалось жужжание наручного коммуникатора. Денебец поспешил в тайную комнату переговоров. 
- Сириус подозревает вас в отравлении Хингара, - сразу перешел к делу Владыка Сид Ал Ами, после формального приветствия.
- Но зачем мне это нужно?
- Я не знаю, - устало сказал рептилоид, и денебец заметил его изможденность.
Их рептилоидная раса в принципе не отличалась физической и психической выносливостью, а тут еще подозрение в покушении на убийство.
- Я думаю, есть способ выйти из этого положения. Я попрошу помощи у Земли.
Сид Ал Ами заинтересованно поднял голову. Глаза под капюшоном засветились багровым звериным огнём.
- Я попрошу Итаара сделать мне посольскую визу, - возбужденно заговорил денебец, заметив интерес повелителя. - Если вы дадите полномочия говорить от лица Денеба, то я думаю, мы найдем выход из положения!
Владыка потер когтистыми пальцами занывший висок. Ничего другого все равно не оставалось.
А в случае исцеления Хингара исчезнет головная боль с Сириусом. Тем более, терять исполнительного и сообразительного работника на столь ответственном посту совершенно не хотелось.
- Через пару стандартных часов я пришлю тебе цифровые полномочия, - сказал Владыка.
Денебец поклонился, и голограмма исчезла. 

Коммуникатор Итачи завибрировал. Итачи недовольно нахмурился, и перевел взгляд на экран комма. Вызывал Мах Ди Аталла. 
Учиха покинул верхнюю палубу парохода, и быстрым шагом направился в каюту. 
Итачи тщательно запер дверь. Активировались охранные печати, изолировавшие каюту от посторонних ушей и глаз. На эти действия ушло несколько секунд.
На дисплее коммуникатора показалось озабоченное чешуйчатое лицо денебца. 
- Мой дорогой Итаар, извините за беспокойство. Помните, вы говорили мне насчёт посольской визы на Землю? У нас случились непредвиденные сложности.
Итачи бесстрастно выслушал денебца. 
- Хорошо, я обращусь к правительству, Мах Ди. И я могу поговорить с нашими медиками. Возможно, они смогут чем-то помочь.
- Буду премного благодарен.
Связь оборвалась. 
Итачи еще некоторое время сидел неподвижно на кровати. Значит, Сириус потребовал временно ограничить дипломатические полномочия денебца. 
Это даст Земле небольшую фору, пока Денеб и Сириус будут разбираться между собой. 
Учиха отправил ментальный отчёт Яманака Иноичи, и вкратце обрисовал ситуацию. Менталист отстраненно подтвердил принятие донесения — видимо, параллельно занят чем-то еще.
Он мысленным взором проследил за полетом корабля Саске. Через двенадцать часов брат приземлится в марсопорту Цитадели, плюс еще шесть часов на восстановление после перелёта. 
Если дипломат Денеба прибудет на Землю, то честь сопровождать столь высокого гостя скорее всего, достанется ему, Итаару Ючия. 
Придется снова напялить осточертевшую посольскую форму, и повсюду таскаться за ушлым денебцем. Работа нашла его даже здесь, на Земле. Братишка впадёт в бешенство, и наверняка закатит истерику. 
Итачи тяжело вздохнул. Он немного поразмыслил, чем можно заняться, затем послал работу куда подальше, и снова выплыл на палубу, созерцать безмятежный Атлантический океан.
***
- Мы прибыли, сэр.
Саске услышал механический голос робота, и проснулся. 
Транспортный модуль отреагировал на участившиеся дыхание и сердцебиение, и увеличил содержание кислорода с 14 до 21 процента. Температура воздуха повысилась с 15 до 25 градусов Цельсия. 
Сканер произвел медицинскую диагностику. После получения удовлетворительных показателей дыхания и сердцебиения прибор запищал об окончании восстановительных мероприятий.
Прозрачная крышка транспортной капсулы отъехала в сторону. Диверсант осторожно выбрался из тесной кабины модуля.
- Вам нужна помощь?
- Нет. Моя униформа здесь?
Робот передал Учихе сумку с вещами. 
Саске быстро переоделся из серебристого марсианского комбинезона в привычную зелено-фиолетовую форму Цитадели, прикрепил на запястье привычный браслет-игольник с отравленными иглами, засунул в набедренные кобуры бластер и станнер. И сразу ощутил себя как дома.
- Консул просил вам передать, - робот дал ему маленький блестящий контейнер, и запечатанный цилиндр.
- Что это?
- Марсианские шахматы. Подарок консула.
Учиха вытащил записку из почтового цилиндра.
«Теперь вы знаете правила игры, капитан.» 
Далее следовала древняя формула пожелания удачи на марсианском.
Саске чертыхнулся. Марсианин в своем репертуаре. Он сунул контейнер в карман комбинезона. Магнитный шов автоматически застегнулся.
Диверсант послал запрос на соединение с сервером Цитадели. Связь восстановилась, по каналу потекли непрочитанные сообщения. На внутреннем программном экране высветился конвертик непрочитанного письма от командира отряда:
- Привет, пропащий. Как дела? Поздравляю с повышением, - Неджи Хьюга.
- Нормально. Спасибо, - набрал в ответ Саске.
Он направился к выходу из стыковочного отдела марсопорта. Его движения оставались заторможенными после длительного перелёта.
- Вам следует дождаться полного восстановления, - его попытался остановить медицинский дроид марсопорта.
- К чёрту. Я хочу увидеть брата, и Орочимару. Дай мне респиратор.
Дроид подчинился прямому приказу. Диверсант надел фильтр, и вышел на открытое пространство Амазонии. 
Глаза заслезились от яркости земного Солнца. 
Саске защитил слезящиеся глаза ладонью. Он медленно продолжил движение вперёд. Под ногами засветилась ярко-красная стрелка марсопорта, указывающая направление к выходу.
Он миновал пропускную рамку порта. За спиной сомкнулись защитное силовое и голографическое маскировочное поля.
Асфальт сменился мокрой после дождя травой. Учиху резко качнуло от перепада силы тяжести — марсопорт стандартно поддерживал гравитацию в 0,5 земной.
Лицо обдал влажный ветер; из-под тяжелых освинцованных подошв брызнули мелкие ядовитые насекомые, и атаковали диверсанта. 
Излученный всем телом мощный электрический разряд положил конец атаке. Иссушенные тельца градом посыпались на землю, где рассыпались в прах.
Диверсанта после использования дзютсу качнуло повторно. Он споткнулся о ползучий стебель, и полетел на влажную после тропического ливня землю.
Свободное падение остановил стальной захват.
Саске насилу разлепил глаза, поднял голову, и встретился взглядами с Орочимару. Ученый по привычке дымил. Кончик сигареты тлел из-под респиратора.
- Так и знал, что ты выкинешь какую-нибудь глупость, - сказал Орочимару, продолжая удерживать Учиху за ворот хромированного комбинезона. - Самоубийство у тебя в крови. Впрочем, как и у твоего брата.
- Поэтому ты сюда и прилетел, да?
- Конечно. Я же знаю, что ты не любишь восстановительные процедуры.
Орочимару перехватил Саске поудобнее, поперёк туловища, и понёс в аэрокар. Учёный на ходу, прикурил следующую. Саске потянул носом воздух. Хоть что-то в этой сумасшедшей жизни оставалось неизменным.
- Эй, я могу и сам идти.
- Мне так спокойнее, - флегматично отозвался учёный, и бережно загрузил обмякшего диверсанта в парящую в паре футов над землей прозрачную машину — специальный ударопрочный пластик давал необходимый обзор, в условиях передвижения по опасным зонам Амазонии.
Саске недовольно фыркнул, и устроился рядом, на пассажирском сиденье.
Аэрокар плавно развернулся, и взмыл на высоту десяти метров над землей. Машина покрылась защитным голографическим полем. 
Саске присполз по пассажирскому сиденью аэрокара. Он задрал голову, рассматривая небо сквозь прозрачный пластиковый верх машины — на высоте стаями кружили птеродактили, голодными взглядами высматривая беспечную добычу на земле. 
Еще выше, в необъятной выси, едва заметными невооруженному взгляду прозрачными всполохами, рябило защитное силовое поле Цитадели. 
Один из мелких летающих ящеров попробовал силовую оболочку на клюв, и тут же отлетел от статического электрического разряда. Особи постарше и поопытнее предусмотрительно облетали невидимую преграду стороной.
Аэрокар заложил крутой вираж, уходя от крылатого хищника, ястребом спикировавшего на наземную добычу. Диверсанта ощутимо тряхнуло. 
Орочимару молча нажал кнопку пассажирских ремней. Силовые полосы надежно обхватили Учиху. 
- Эй, я могу обойтись и без них!
- А я - нет.
В следующую секунду кар закрутил «бочку» — воздушные хищники, похоже, решили обстрелять невидимую машинку своими телами. Саске обрадовался, что пристёгнут. 
Кар пролетел кверху брюхом, едва не задевая крышей верхушки секвой. Послышался свист разрезаемого воздуха — по бортам начался камнепад птеродактилей. Кар ловко маневрировал среди блестящих бронированных тел, пикировавших на пасущихся внизу антилоп.
Орочимару придал ускорение, чуть не впечатавшее Саске в крышу, и через некоторое время вернул аэрокар в нормальное положение. Ветер засвистел по бортам машины.
- Орочимару, чёртов камикадзе! Кто так кар водит?!
- А как я, по-твоему, должен увидеть полёт ящеров? - огрызнулся учёный, и втопил в пол педаль газа.
Саске облегченно выдохнул — кишки наконец размотались вокруг позвоночника, и снова вернулись на положенное место.
- Я и не знал, что ты умеешь водить.
- Я и не умею, - хмыкнул Орочимару.
- Что?!
Они снизились до средней высоты, Орочимару сбросил скорость. Кар зайцем запетлял между стволами деревьев.
- А почему сразу не снизился? - тоном ворчливой бабки поинтересовался Саске.
- Тут только что пробежал тираннозавр.
Орочимару вывел на экран данные со спутника.
- Он-то и спугнул живность. Поэтому сюда и прилетели птеродактили.
Орочимару сверился с экраном.
- Сейчас пойдёт вторая волна ящеров.
Сзади раздался характерный свист рассекаемого воздуха, и возбужденное щелканье клювами — сегодня у крылатых хищников настоящий пир. Тираннозавр выгнал много вкусной и легкой добычи на открытое место.
Учиха сконфуженно замолчал.
- Не вредничай, Саске, - миролюбиво сказал Орочимару.
- Я не вредничаю.
- Вредничаешь, противный.
Учёный ущипнул Саске за бедро. 
- Я испугался, когда ты сказал, что ты не умеешь водить.
- Я пошутил, - медовой улыбкой оскалился Орочимару. - Умение водить аэрокар — одно из умений медиков Цитадели, ведь свободные пилоты есть не всегда.
Орочимару закурил, и добавил:
- К тому же процент выживания диверсанта при воздушной аварии — шестьдесят процентов. С учетом моих модификаций твой индекс выживаемости приближается к девяноста двум процентам, так что тебе не стоит переживать.
- Спасибо, что просветил, - буркнул Учиха.
Злиться на Орочимару так же бесполезно, как на землетрясение — если ему приспичило что-то вытворить, то он это сделает, невзирая ни на что. Как и сам Учиха, впрочем.
Внизу зеркальной змеёй сверкнула Амазонка. В открытые окна донёсся запах водорослей и тины — недавно река выходила из берегов. На берегу остались отпечатки громадных лап ящера.
Орочимару полетел по следам динозавра.
Древний монстр джунглей оставил после себя поваленные деревья, ошметки сожранной добычи. Через пару сотен метра они увидели мирно лежащего тираннозавра. На морде виднелась свежая кровь. 
Рядом валялись рога и копыта сожранной антилопы.
Учёный снизил обороты двигателя до минимальных оборотов. Он активировал бортовую увеличительную линзу, и запустил видеосъемку. 
- Чего ты там интересного увидел?
- Тсс! Она, похоже, скоро отложит кладку.
- И что с того?
Орочимару смерил Саске долгим пристальным взглядом. 
- Это означает прибавление работенки вашей диверсантской братии.
Ученый сделал несколько снимков с разных ракурсов. 
- Популяция увеличится на три-четыре хищных головы, если повезёт. А если не повезёт, то и больше.
Саске хмуро покосился на показания приборов. 
- Не морщи мозг, все равно ничего не поймёшь, - Орочимару погладил Саске по жестким взъерошенным волосам. Учиха тихонько фыркнул, и потёрся макушкой о ладонь Орочимару.
- Еще пять минут, и мы улетаем.
Орочимару зафиксировал время, место съемки, перекинул данные на сервер Цитадели. 
Кар полетел над сверкающей в утренних лучах лентой Амазонки. То тут, то там, в грязи пускали пузыри кайманы — водные хищники джунглей. 
- Кто бы мог подумать, что я так буду рад увидеть эту дыру снова.
- А меня ты не рад видеть? - обиженно фыркнул Орочимару.
- Рад, но ты сейчас за рулём.
- Я понял, - плотоядно облизнулся Орочимару. Янтарные глаза вспыхнули жадным огнём.
Учиха внутренне поёжился, увидев этот взгляд. С ученого станется накачать его стимуляторами до самых бровей, и затем немилосердно использовать в сексуальных целях.
- Сегодня в Цитадель прибудет Итачи.
- Я знаю. Он мне сообщил.
- Наше начальство рвётся оказать ему пышный приём как дипломату Солнечной системы.
- Я не считаю это хорошей идеей. Ему никогда не нравились пышные церемонии, еще до вступления в Совет Федерации.
- Официальной части все равно не получится избежать. К тому же Х-280 планирует устроить попойку в честь твоего повышения.
Подобное событие никак нельзя проигнорировать. Саске тяжело вздохнул. 
На тело навалилась свинцовая усталость длительного перелёта. Плюс организм заново приспосабливался к гравитации Земли. 
Голова разболелась, руки-ноги стали неподъемными, а глаза так и норовили закрыться сами собой. 
- Ты же дашь что-нибудь из стимуляторов?
- Нет, - с паскудной ухмылкой отозвался Орочимару. - Таким беззащитным ты мне нравишься гораздо больше.
- Что?
Аэрокар резко пошел вниз на снижение. Перед самой крышей Цитадели учёный выровнял машину, и аккуратно приземлился на воздушную парковку. 
- Камикадзе, - выдохнул Саске.
- Испугался?
- Нет.
Ученый сдернул с диверсанта респиратор, и увлёк его в поцелуй.
***
Саске проснулся ближе к вечеру. Истосковавшийся Орочимару воспользовался стимуляторами, как и предполагал Учиха. 
Он некоторое время медитировал на уплывающий ввысь потолок. Через пару минут он волевым усилием заставил себя сконцентрироваться на происходящем.
Над дверью раздалась мелодичная трель звонка. Развернувшееся вирт-окно транслировало изображение Инузуки Кибы, в полном боевом облачении. 
Сам Инузука предпочитал классическую форму хаки, и сейчас выглядел мерцающим размытым серо-зелёным пятном, очертания которого плавно растворялись в пространстве.
По традиции Х-280, новичка представлял остальным один из бойцов отряда.
Саске ткнул в мерцающую серебристым цветом иконку открытия. Дверь бесшумно отъехала в сторону.
- Эй, Учиха, ты долго собираешься дрыхнуть?
Киба вошел в сумрак комнаты, и вздрогнул при виде абсолютного Шарингана, ярко алеющего в темноте. Диверсант рефлекторно попятился назад. 
Саске сморгнул, и сложный узор Мангекью Шарингана сменился обычным из трёх томоэ.
- Что с тобой сотворили эти красномордые ублюдки?!
- А?
Киба показал на глаза.
- Одна из возможностей моего улучшенного генома, о которой я не знал.
- Ясно.
Инузука уселся на диван. 
- Твой брат уже прибыл в Цитадель, а ты все еще валяешься.
Саске сел медленным текучим движением, и скользнул в ботинки, автоматически застегнувшиеся на ногах. Он в ванную прошел мимо Инузуки. 
Дверца холодильника распахнулась, и в руки изумленного диверсанта прилетела бутылка холодного лимонада. 
- Чёрт тебя дери, Саске! Как ты это сделал?!
- Сделал что? - на миг из ванной показалась взлохмаченная голова Учихи. - Ты же вроде пить хотел.
Инузука благоразумно отложил на будущее выяснение новоприобретённых странностей товарища по отряду.
- Благодарствую, - иронично отсалютовал диверсант, и приложился к лимонаду. 
- Итачи придет после официальной части. Дипломаты традиционно ставят работу выше семьи, - голос Учихи приглушенно доносился из приоткрытой двери ванной. Слышался плеск воды. 
- Эй, Саске, я тебя не очень хорошо знаю... Но ведь это же откровенное дерьмо, правда?
Саске закусил губу до крови. Хорошо, что Инузука сейчас его не видит. Глаза предательски заполнились слезами. 
Таков клан Учиха — долг выше милосердия, работа ценнее семьи, почести превыше всего. 
В душе заплескалась горечь давних переживаний.
Учиха закусил губу заостренным клыком. По подбородку потекла струйка крови. Прокушенная до крови губа с шипением начала регенерацию. 
Диверсант перевел взгляд на татуированные фиолетовым мерцающим индексом предплечья. Вены резать бесполезно — Орочимару работал на совесть.
- Да, ты прав. Полное дерьмо.
- Ты там еще долго? Наши уже собрались, только тебя ждем.
***
Итачи остановился в переходе между башнями Цитадели.
Учиха с легким отвращением подумал, что следующим утром придётся надеть традиционное серебристо-черное рабочее одеяние дипломата — руководство Цитадели настояло на официальном визите посла Солнечной Системы.
На Землю опустилась ночь. Учиха активировал Шаринган, и поневоле залюбовался радужными энергетическими всполохами защитного силового поля. 
- Ну как тебе Цитадель?
- Трудно сказать, взглянув однажды, Орочимару-сама.
Итачи оторвался от созерцания силового щита Цитадели, и развернулся к учёному. Они обменялись рукопожатиями.
- Осторожничаете, дипломат, - усмехнулся учёный.
- Привычки трудно изменить, - тактично отозвался Итачи. - Как мой брат?
- Скорее всего, пошел на сбор Х-280, ведь официально он до сих пор не представился остальному отряду.
- Ясно.
- Пойдём, покажу Цитадель.
Орочимару цапнул Итачи за локоток, и утащил по коридору. 
- Могу ли я доверять тебе, Орочимару? - между прочим сказал Учиха, пока ученый демонстрировал знаменитую оранжерею с легендарными кусачими помидорами.
Один из плотоядных стеблей покусился на соблазнительное бедро Итачи, но был пойман змеёй Орочимару, и сожран.
Дипломат бесстрастно взирал на переламывающую растение рептилию. Та заглотила останки; с шипением обвилась вокруг ноги ученого, и истаяла.
- Ты о Саске? 
- Да.
- Никому нельзя доверять на этой чокнутой планете. Да и во Вселенной, впрочем, тоже. Что в моих силах, я сделал — ускоренная регенерация, имплантация нервных волокон электрического угря, новый тип иммунной системы, способный расправиться с любой известной заразой даже внеземного происхождения. 
Орочимару чиркнул зажигалкой, и закурил. 
- Ты не сможешь его уберечь от угроз внешнего мира, как бы ни старался, дипломат.
Итачи улыбнулся одними краешками губ.
- Это — лучшее обещание, которое я мог услышать, Орочимару-сама.

Категория: Орочимару/Саске | Добавил: Natsume-Uchiha (05.04.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вторник, 21.08.2018, 20:46
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [134]
Саске/Наруто(мини) [33]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [23]
Акацки [90]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [61]
Юри [3]
Гет [3]
Ориджиналы [6]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Какие жанры вы предпочитаете?
Всего ответов: 912
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best