Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Цитадель, 22 глава

22 глава: Пробуждение

Хината Хьюга двое суток назад прибыла в Цитадель, и своим появлением вызвала бурную реакцию обитателей Цитадели, особенно среди мужской части. 
Голограмма девушки, в облегающем черном платье, моментально разлетелась по коммам парней. 
Но стоило им узнать, что она является старшей сестрой полковника, восторг испарился так же быстро, как и появился — укротители и диверсанты не на шутку остерегались Неджи Хьюга.
Хиаши поначалу собирался отправить с ней телохранителя из клана Хьюга, но Орочимару отверг его предложение. 
Если Хиаши хочет, чтобы Хината научилась контролировать свой дар предвидения, тогда он должен позволить ей повзрослеть. Глава клана не нашелся, что ответить.
Накануне прибытия Хьюги в Цитадель, перед Теруми Мэй появилось вирт-досье Хинаты. 
- Она — наследница силы лунной династии?
- Мы думаем, наследование дара происходит по женской линии. По крайней мере, я склонен так считать.
- Хорошо. Информируйте меня о всех результатах. Неджи Хьюга еще на Марсе?
- Да.
- План обследования девушки готов?
- Разумеется, - ухмыльнулся Орочимару, и растворился в пространстве.

В отличие от аскетичной обстановки других жилых модулей укротителей и диверсантов, принцессу клана Хьюга старались устроить с максимальным комфортом - словом, как дома. 
Приставленная к ней в качестве личного врача Карин испытывала подсознательное раздражение по этому поводу. Сама Карин довольствовалась необходимым минимумом удобств. 
Она старалась ограничить время контактов с Хинатой, хотя Хьюга провела в Цитадели всего двое суток, и Карин навещала её три раза. 
Аппаратное исследование биополя Хьюги закончилось двенадцать часов назад. Процессор уже выдал предварительный результат. Настало время уточнить некоторые детали. 
Узумаки нарочито медленно двигалась к жилому отсеку Хьюги. Она направилась к цели окольными коридорами, чтобы успокоиться и взять себя в руки. 
Эта робкая девушка с иссиня-черными волосами и кристальными серыми глазами взбесила её с первого взгляда. Неужели она и пары слов не может сказать без смущения и покрасения?
Наверно, над ней слишком трусятся в клане, вот и растет неженкой и мямлей. 
Черт. Как же бесит.
Куноичи раздраженно фыркнула, переложила медицинский чемодан в другую руку, и нервно поправила очки. 
Суйгетсу как-то спросил, почему она не сделает лазерную коррекцию зрения, и был послан по известному адресу. Она не собиралась так легко отказываться от преграды между внутренним и внешним миром.
Можно было взять с собой робота тащить чемодан, но дотошная жестянка сохраняла маршрут передвижения, чего совсем не хотелось Карин.

Погруженная в свои мысли, Узумаки не заметила, как добралась до отсека Хинаты. Она замерла перед сенсорным замком. 
Куноичи вспомнила свое сегодняшнее расписание. Надо быстрее развязаться с Хьюгой, и заняться другими, более интересными, делами.
Так что тянуть до бесконечности визит к Хинате у нее не оставалось времени.
Карин приложила палец к сенсору. Сервер Цитадели определил её личность, и пропускная рамка загорелась зеленым. Дверная створка плавно отъехала в сторону. 
Среагировали датчики движения; длинный серый коридор осветился неестественным белым светом. Узумаки прошла по коридору внутрь модуля Хьюги, миновала еще одну раздвижную дверь, и очутилась в квартире Хинаты.
На часах высветилось восемь утра. Хьюга уже сидела перед огромным зеркалом, и расчесывала иссиня-черные волосы. 
- Д-доброе у-утро, К-карин-с-сан.
- Как твое самочувствие, Хината?
- В-все х-хорошо, К-карин-сан.
Узумаки досадливо прикусила губу. Чем сильнее она подавляла злость и раздражение, тем сильнее эти чувства становились. Может, признаться Орочимару, что ей не хватает самообладания для этой миссии?
Чушь собачья. 
Карин передернуло от одной только мысли признаться Орочимару, что её злит какая-то девчонка с улучшенным геномом! 
Орочимару может истолковать её реакцию на Хьюгу как зависть к лучшей генетике и высокому социальному статусу. Нет уж, обойдется без помощи и критики саннина.
- Хорошо. Тогда приступим к утреннему обследованию.
Карин поставила медицинский чемодан на столик, приложила палец к сенсорному датчику. Встроенный генетический анализатор опознал её личность. Щелкнул замок, открыв взору многочисленный диагностический арсенал. 
Она вызвала вирт-окно с записями, тронула иконку с сегодняшней датой. В ответ выпал список необходимых аналитических процедур. По сегодняшнему плану требовалось измерить напряженность поля чакры, и снять энцефалограмму.

Карин извлекла из удерживающего гнезда портативный биосканер.
- Встань, пожайлуста.
Хьюга выпрямилась перед ней. 
Карин провела сканером вдоль тела Хинаты. Диагност запищал, по дисплею заскользила высокоамплитудная кривая. 
«Она излучает чакру всем телом. Странно»
- Что-то не так?
- Твое биоизлучение... Впрочем, неважно.
«Нужно сначала доложить Орочимару»
- У тебя сегодня случались видения?
- Д-да. О-они п-постоянно п-преследуют м-меня.
- Ты их записываешь?
- Д-да. М-мне и-имплантировали п-под к-кожу д-диктофон.
Хината показала на нижнюю губу. В левом уголку рта виднелся красноватый след от прокола.
- Ясно.
Девушка сцепила дрожащие пальцы в замок, и густо покраснела.
- Я-я в-вам н-не н-нравлюсь? Я-я р-раздражаю вас?
«Черт. Орочимару не одобрит мое поведение. Но она все равно уже заметила». 
- Да. Раздражаешь.
Руки Хьюги бессильно опустились вниз. Серые глаза наполнились слезами.
- Но это не повод расстраиваться.
Карин отвернулась от нее, делая заметки в вирт-окне. 
- Каждый кого-то раздражает. Идеальных людей не бывает.
Узумаки сама удивилась своему голосу. 
- Тебе следует лучше контролировать себя, и свое настроение. Ты не виновата, что ты такая, какая есть, и пусть даже остальных это не устраивает.
По рукам Хьюги прошла невольная дрожь.
«Что я несу? Вообще-то она принцесса. И мне не следует так обращаться с ней»
Карин с усилием оторвалась от созерцания спасительного вирт-окна.
Хината застыла перед ней с поникшими плечами, и опущенной головой. Из-под ниспадающей длинной челки куноичи не видела выражения серых глаз. 
- Н-ну, е-если в-вы т-так г-говорите...
- О господи, у тебя что, своих желаний нет?! 
- Н-нет.
Голова Хинаты склонилась еще ниже.
- О-отец с-считает Х-ханаби б-более с-сильной и т-талантливой, ч-чем я. В-во в-всем — в н-ниндзютсу, в т-тайдзютсу, в и-искусстве Д-джуукена. А я...
- Все, не реви.
Ладонь Карин прикоснулась к волосам Хьюги. Та в ответ обхватила талию Карин, и прижалась к ней мокрым от слез лицом. 
По телу Карин прошла дрожь. Она ощутила дремлющую силу крови Хинаты, как наэлектризованную субстанцию. 
Чакра в теле Узумаки откликнулась на чакру Хьюги. Сознание Карин окутала тьма. 

Карин отчетливо увидела в своем подсознании тяжелую стальную цепь с печатью. 
Рука вспыхнула зеленоватой чакрой. Карин прикоснулась к узору печати.
Печать преобразилась, и спустя мгновение перед ней открылась дверь.
Движимая любопытством, девушка прошла внутрь.
Внутри, за столом, сидела длинноволосая женщина в белом кимоно, расшитом томоэ по краям, и писала в свитке. 
- Давно здесь не было гостей, - произнесла она на лунном наречии.
Этот древний, давно позабытый язык поднял эмоциональную бурю в душе куноичи. По телу прошла дрожь, затопила волна восхищения и благоговения. Нечто из глубины души Карин возрадовалось при виде незнакомки.
- В смысле? - опешила Узумаки.
- Жаль, когда родители накладывают на детей сдерживающие печати. Но ведь это было необходимо. Не держи на них зла.
Незнакомка дописала свиток, свернула и перевязала золотой бечевкой. Эти пронзительные, серые глаза, совсем как у Хинаты. И определенное сходство тоже имеется.
Она протянула Карин перевязанный золотой нитью свиток. 
- Что это?
- Воспоминания.
- Я не могу их взять. Это... память Хинаты?
- Нет. Я не имею к ним доступа. Это моя память. И я даю её тебе. Мои потомки в опасности, и я не могу остаться безучастной. К сожалению, моя сила ограничена.
- Кто ты?
- Принцесса Луны, Ооцуцуки Кагуя. Возможно, ты когда-то слышала обо мне.
Карин взяла свиток. 
Пальцы принцессы сомкнулись на запястье Карин. Сверкающие глаза смотрели прямо в душу Карин, и пронизывали её насквозь. Лицо Кагуи покрыла густая сеть сосудов. 
- У тебя необычная генетика. Кто-то отлично поработал над твоим созданием. В тебе течет смешанная кровь Земли, Марса и Луны.
Принцесса усмехнулась.
- Интересный союз трех планет. 
Кагуя закрыла глаза Карин ладонью...

...и та очнулась в своем теле. Узумаки била крупная дрожь. 
Она разрушила какую-то неведомую печать. И что теперь будет?
Оставленный на столе биосканер надрывно пищал. Стрелка до упора отклонилась вправо, в красную зону. Через миг стрелка начала постепенно двигаться влево. Миновала желтую зону, и замерла в зеленом секторе. Через несколько секунд прибор замолчал.
Карин отшатнулась от Хинаты. Хьюга терла красные от слёз глаза. 
- Что произошло? Почему моя чакра среагировала на вас, Карин-сан?
«Заикание исчезло. Она ведь носительница крови лунной династии. Неужели Кагуя находится в ней? Ничего не пойму»
Чакра Карин выровняла свое течение. И все же Узумаки потряхивало. 
- Ты не хотела действовать на меня чакрой?
- Нет. Н-не хотела.
Хината уставилась на свою руку. 
- Я повредила вам?
- Что ты, нет, - улыбнулась куноичи. - В любом случае, тебе нужно отдохнуть. Ты переутомилась перелетом. Может, тебе плохо от излучения Цитадели? Тут полным-полно всяких приборов, сканеров, да и излучателей чакры хватает, - деланно усмехнулась Карин.
- Нет. Это было что-то другое.
Карин стала серьезнее. 
- Сейчас я сниму энцефалограмму, а потом выпей лекарства, и отдохни. Я отчитаюсь Орочимару. Он вечером осмотрит тебя.
Узумаки уложила Хьюгу в постель, быстро сняла энцефалограмму. Вроде бы без отклонений. 
Хината выпила таблетки, закрыла глаза. 
Карин тяжело вздохнула, упаковала диагностический кофр, и вышла.
Едва покинув модуль Хьюги, Карин обессиленно привалилась к стене.
- Вам нужна помощь? - рядом остановился мимо проходивший робот.
- Нет.
Жестянка укатила восвояси.
Нужно обо всем доложить Орочимару — и про странные ощущения, и про разрушенную печать.
Карин нашла укромное местечко за углом, уселась на пол.
Перед ней повисло синеватое мерцающее вирт-окно. В начале строки призывно мигал чёрный курсор.
Она занесла палец над экраном. В сознании всплыло видение Кагуи с протянутым свитком.
Что означала фраза Кагуи про необычную генетику трёх планет?
Наверно, стоит спросить Орочимару. И нужно шевелиться быстрее — в верхнем правом углу вирт-экрана выскочило напоминание об утреннем обходе в диагностическом блоке. Прибыла новая партия добровольцев, и сейчас они проходят предварительное тестирование. 
Куноичи тряхнула головой, сосредоточилась на медицинском журнале. Она поставила дату, время; отметила пульс, дыхание, оксигенацию тканей Хьюги. 
Стоит ли упоминать о своем раздражении, спровоцировавшем выброс чакры Хинаты? 
Ей стоит помнить об объективности и беспристрастности, если она хочет оставаться ученым. 
Карин бесжалостно записала диалог с Хинатой, приведший к высвобождению чакры Хьюги, и чакры Узумаки. 
Куноичи быстро стенографировала. Отдельно в личном дневнике, пометила слова принцессы Луны.

Пока Узумаки писала, в голове вихрем проносились мысли о столь разной жизни. 
Карин выросла в приюте для модифицированных геномов, и о своих родителях не знала ровным счетом ничего. 
У неё не осталось фотографий ни высокопоставленной матери, ни титулованного отца. Карин оказалась превосходным результатом генетического эксперимента, который продолжался по сей день. 
Девушку душили слезы, но она их не замечала, продолжая делать записи.
Она сначала презирала и ненавидела Хьюгу, потому что ей все досталось по праву рождения — генетика, образование, титул принцессы. Казалось, Хинате нечего больше желать.
Но в тот краткий миг ментального контакта ей удалось ощутить эмоции Хинаты - боль от отчаяния, от обесценивания её личности другими членами клана, особенно отцом. 
Жизнь титулованного изгоя в клане с громким именем... Какое лицемерие...
Этот эмоциональный негатив наложил отпечаток на личность и характер Хьюги. 
Любая несмелая инициатива со стороны Хинаты всегда подавлялась, или высмеивалась. 
Даже эта поездка в Цитадель оказалась ссылкой. 
Её видения пугали младшую сестру, Ханаби, и поэтому Хиаши сослал сюда неугодную дочь, которой досталась сила крови лунной династии. 
Эта несправедливость по отношению к Хьюге возмутила Карин до глубины души. 
Даже будучи сиротой в приюте, она находилась под неустанным надзором наставников, заинтересованных в пробуждении её способностей. Карин получила подходящее воспитание, и соответствующие тренировки. 
Её учителя старались получить максимальный результат.
Узумаки не знала, что оказалась межрасовым генетическим проектом. 
Но внимание есть внимание, воспитание есть воспитание, и её учителя приложили немалые усилия для создания полной, цельной и сильной личности, которой предстоит контролировать потомственную марсианскую силу. 
Дальнейшие события жизни только усилили и развили характер и интеллект Карин. Она сталкивалась с разумным ограничением, но не с тотальным подавлением, в отличие от Хьюги.
Тотальное подавление и обесценивание породили невротическую личность Хьюги, раздираемую внутренними противоречиями, и не имеющую силы справиться с внешними обстоятельствами. Поэтому она не могла контролировать свой дар предвидения. 
Её клан оказался не заинтересован в способностях Хинаты. И, если бы не Денеб, и не хитроумные интриги консула Марса с созданием Цитадели, дар Хинаты оказался бы бесполезен, и невостребован. И, что еще хуже, клан бы продолжал угнетать свою принцессу. 
А теперь дары Луны оказались как нельзя кстати. Жаль, время тренировок безнадежно упущено. Сможет ли Орочимару стабилизировать её состояние и психику? 
Теперь клан Хьюга хочет реабилитироваться в глазах Совета Земли, и прислал в Цитадель девушку с мощным, но нестабильным даром предвидения. Сколько потребуется времени для обретения контроля над ментальными потоками? Неизвестно.

Карин интуитивно поняла, что именно извращало способности Хинаты, и делало её дар предвидения неконтролируемым.
Пальцы с бешеной скоростью летали над мерцающей синеватой поверхностью вирт-экрана. В верхнем правом углу запищал таймер — пора идти в диагностический блок.
За этим занятием Карин застал Суйгетсу. 
После отравления токсичной пыльцой марсианских папоротников Хозуки пару суток провалялся в блоке интенсивной терапии, потом сутки в палате общего режима. Затем подвергся повторной модификации генома.
Спустя неделю он уже проходил тренировки в Эквилибриуме под началом опытных семпаев, и его потихоньку стали выпускать на миссии. 
Иногда его припрягали по основной биохимической специальности. Сейчас у Хозуки обозначился перерыв, и он шатался без дела.
Он заметил сидящую в укромном местечке Узумаки.
- Эй! Карин, ты чего ревешь? И чего торчишь тут?
Суйгетсу подошел ближе, уставился в мерцающий вирт-экран, покрытый стенографическими каракулями. 
- Ничего.
Она вытерла мокрые глаза бумажным платком. Её все еще потряхивало от обрушившихся эмоций Хьюги, которые она ощутила через чакру.
- Тебя кто-то обидел?
- Да нет же!
Карин отправила отчет на сервер, закрыла диалоговое окно. Поставила требовательный таймер на паузу.
- А ты чего здесь шляешься?
- Я освободился, зашел тебя проведать. Орочимару сказал, ты пошла к Хьюге. Ты из-за нее ревешь, что ли?
- Можно сказать да, - она отвела глаза.
Хозуки обратил внимание на проступившую зелень в красно-карих радужках, но благоразумно промолчал. И волосы какие-то рыжие, что ли...
- Может, сгоняем в бар?
- Не могу, мне некогда.
- Даже кофе не попьешь?
- Нет времени.
Карин поднялась, и стремительным шагом направилась прочь. Суйгетсу тормознул кофейного робота, взял два контейнера. Один на ходу протянул Узумаки. 
Девушка благодарно кивнула. 
- Как там Саске? - словно невзначай спросила она.
- А ты будто не знаешь! Ты же чаще его видишь!
- Не-а. Слишком много работы. К тому же, Орочимару сам лечит Саске, так что я почти не вижусь с ним.
- Он пидорас, - паскудно ухмыльнулся Суйгетсу. Мимо прошла троица укротителей. Хозуки приветственно помахал им, и бросился догонять спешащую девушку.
Глаза Карин изумленно расширились. Она сбавила шаг. 
- Только не говори, что не знала об этом. Он уже давно с Орочимару, - еще паскуднее ухмыльнулся Суйгетсу, наблюдая за реакцией Карин. Она метнула на Хозуки уничтожающий взгляд.
- А ты откуда об это знаешь?
- Да все укротители и диверсанты в курсе.
Хозуки нахально улыбнулся, обнажив острые модифицированные зубы. Он исподволь следил за выражением лица девушки. Её эта новость шокировала, хоть она не показывала этого.
- А, ну ладно тогда, - деланно отмахнулась куноичи. 
Усмешка Суйгетсу стала плотоядной. 
- Тебе же нравился Саске, не так ли?
- Не твоё дело!
- И что будешь делать, Карин?
Кулаки куноичи крепко стиснулись.
- Суйгетсу, остальным людям некогда думать о романтике, - она дрожащей рукой поправила очки, и пошла дальше.
- Да брось! Неужели в твоей жизни только работа? Да у тебя парень вообще был?
- Не твое дело! Мне пора! 
Она исчезла в одном из боковых коридоров. 
- Да что это с ней, - задумчиво пробормотал озадаченный Хозуки, и отхлебнул кофе. 

Орочимару прочел отчет Карин. Девушка напряженно застыла в ожидании приговора.
- То есть, чакра Хьюги вызвала появление Кагуи в твоем сознании?
- Хината излучает чакру всем телом, что само по себе странно. Поэтому я думаю, что именно её чакра вызвала видение. 
- Сейчас ты что-нибудь чувствуешь?
Карин закрыла глаза, сложила печать концентрации. 
- Вроде бы без изменений. Кагуя сказала, что у меня необычная генетика. Что-то про смешанную кровь Марса, Земли и Луны. Я не поняла, о чем она говорила.
Ученый помедлил с ответом. Одно из условий генетического эксперимента Карин — воспроизведение марсианской модели воспитания, когда дети не знают своих родителей.
Но, если Кагуя решила сообщить ей о смешанной крови...
Орочимару пристально посмотрел на Карин. 
- Ты дочь землянки и марсианина.
- Что? Но это невозможно!
- Возможно. При определенных условиях.
- И кто мои родители? Вы ведь знаете, не так ли?
- Карин, успокойся. Пока что я могу сообщить только это.
- Почему?
- Твое незнание собственных родителей- необходимое условие генетического эксперимента. Ты должна была остаться на Земле, и при этом обладать наследственной памятью Марса. Если бы ты знала, кто твой отец, тебя бы пришлось растить на искусственном спутнике Марса, и ты бы никогда не оказалась на Земле, из-за малой гравитации.
Хрупкие кости и слабые мышцы марсианки не позволили бы тебе вернуться на Землю. В приюте тебе давали препараты для необходимого роста мышечных тканей, чтобы ты выросла полноценным человеком. 
- Только поэтому?
Орочимару кивнул. 
- А почему я ничего не знаю про маму?
- Её клан не одобрил бы зачатия от инопланетянина.
- То есть, они не любили друг друга?
- Нет. Тайный договор между двумя планетами, искусственное оплодотворение генетическим материалом красного костного мозга твоего отца.
Орочимару повернулся к недоношенным псевдомарсианам в банках. Зародыши медленно плавали в непрозрачной амниотической жидкости, заторможенно моргали перепончатыми веками, слабо шевелили рудиментарными жабрами. 
- Твоя мать и твой отец никогда вживую не встречались. Марс, когда узнал о готовящейся экспансии Денеба, предложил Земле вырастить одного носителя марсианской памяти и генетического кода, чтобы быстрее создать расу защитников, и легче отразить грядущую угрозу. 
- Мой отец знает обо мне?
- Возможно, - уклонился Орочимару. 
- Ребенок из пробирки, вот как...
Она глянула на эмбрионов. Орочимару заметил её взгляд.
- Тебя это смущает?
- Нет, не то что бы...
Карин прикоснулась ледяными пальцами к пылающему лбу. 
- Я тебя отпущу на сегодня. Ты слишком устала, к тому же тебе необходимо переварить информацию.
- Я не узнаю своих родителей?
- Тебе лучше этого не знать, Карин, - понизил голос Орочимару. - Иначе ты рискуешь стать мишенью для охоты Денеба. Ты — единственный удачный материал, и я не могу так просто рисковать собой. Мы еще не знаем возможностей твоего комбинированного генома. Не делай глупостей, прошу.
- Ясно, - голос Карин тут же сел.
- Возьми капсулу транквилизатора и поспи. Завтра тебе предстоит напряженный день.
- А кто вам поможет сегодня?
Орочимару немного поразмыслил. 
- Напрягу твоего приятеля Хозуки, чтобы без дела не шатался.
Губы Карин искривились в слабом подобии улыбки. 
- А вы с ним справитесь?
- Надеюсь, он может держать в руках диагност и световое перо, - прошелестел Орочимару. - Я его найду через сервер. А ты отдыхай.
Осчастливленная внеплановым отдыхом, лаборантка тут же испарилась. Орочимару вызвал диалоговое окно, вызвал Суйгетсу. 
Немного подумал, тронул иконку с личным делом Карин Узумаки, отметил её рассказ. Стоит ли говорить Линн Марру, что Карин контактировала с Кагуей? Наверно, все-таки стоит. 
Орочимару закурил, прошел в переговорную комнату. Он вызвал Марс. 
Супротив обычного, консула в рабочем кабинете не оказалось. В кресле консула сидела кибер-помощница, и занималась цифровыми бумагами.
- Чем могу служить?
- Передайте консулу, что я звонил насчет его дочери. Больше ничего не могу сказать. Отбой.
Киборг кивнул, изображение исчезло. 
Орочимару немного посозерцал дальнюю стену. Саске ушел в ночной патруль, и вернется только утром. 
Что ж, придется отвлекаться от неуместных мыслей работой.

Категория: Орочимару/Саске | Добавил: Natsume-Uchiha (16.11.2018)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Понедельник, 17.12.2018, 08:44
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [165]
Саске/Наруто(мини) [38]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [32]
Акацки [91]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [67]
Юри [4]
Гет [3]
Ориджиналы [7]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Какие направления в фанфах вы предпочитаете?
Всего ответов: 941
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best