Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Цитадель, 19 глава

19 глава: Чужак в чужой стране
Лииха Випера пристально рассматривала расположившегося в кресле напротив Эль Кор Мейна. 
Закат фиолетовой звезды Сириуса добавил таинственное золотисто-серебряное мерцание фиолетовой коже премьера. Черное платье, с глубоким декольте, приоткрывало сиящую впадинку между двух грудей.
Лирианец с трудом заставил себя оторвать взгляд от соблазнительного бюста.
Лииха подавила усмешку на тонких татуированных губах. Миндалевидные зеленые глаза, с вертикальным фиолетовым зрачком, прищурились.
- Итак, вице-президент, вы хотите сказать, что на Земле существуют улучшенные геномы?
- Да, госпожа.
- И вы хотите найти этих представителей?

Знакомство Лиихи Виперы и Эль Кор Мейна завязалось с нечаянно оброненной фразы диктатором Денеба. 
В приватной беседе повелитель голубой звезды рассказал премьер-министру Сириуса об одном любопытном подданном, развлекающем его легендами об улучшенных геномах Солнечной Системы, мифическом Лунном Древе, и королевских династиях Марса и Луны. 
Неожиданно Випера изъявила желание познакомиться с ним поближе, и Сид Ал Ами, досадуя на свою оплошность, все же согласился представить любопытному премьеру вице-президента скрытой системы Лирия. 
Эль Кор Мейну все же пришлось рассказать о своем прошлом, о предательстве Фаэтона, о гибели Марса и Луны, бегстве из Солнечной Системы, и подданстве под началом Денеба. 
- То есть, Марс снабжает технологиями Денеб?
Лирианец запоздало прикусил язык. 
Сейчас он понял, почему диктатор так высоко ценит Мах Ди: тот умело вытягивал информацию, и в то же время молчал о секретах повелителя. 
Випера незаметно усмехнулась. 
- Неудивительно, что Сид Ал Ами решил не трогать Землю, которая находится под опекой Марса, и оставить своего посла в качестве наблюдателя на Земле.
- Земля и Марс всего лишь заключили торгово-экономические отношения...
Татуированная бровь Виперы изумленно приподнялась. 
- Ваша планета существует как изолянт. Вы не имеете самостоятельных торгово-экономических и культурных связей. Вы всецело зависите от Денеба. Поэтому неудивительно, что вы не знаете всех тонкостей политического мира. Не бывает торговых связей без секретных переговоров и тайных совещаний за закрытыми дверями. Или в одной постели.
При этих словах Виперы Эль Кор Мейн покраснел, и спрятал свое смущение в бокале с вином. 
- Что вы имеете в виду?
- Если вы действительно правы, насчет Итаара Ючия, что он действительно обладает додзютсу Шарингана, то неудивительно, что Владыка изменил линию поведения по отношению к Солнечной Системе. Кроме того, его дипломат, Мах Ди Аталла, сейчас в заложниках Земли. Он не рискует понапрасну своим ценным дипломатом. Таким образом, диктатор надеется, что его посол вернется на родину. Возможно, даже с важной информацией.
Випера кокетливо пригубила вино из хрустального бокала.
- Диктатор Денеба из тех индивидов, которые высоко ценит жизнь одного дорогого для себя существа, выше целой системы. Скорее всего, он откажется от военной экспансии.
Эль Кор Мейн поперхнулся вином. 
Повелитель в последнее время почти утратил интерес к улучшенным геномам Земли, изредка от скуки выслушивая шпионские отчёты лирианца.
Загадочный блеск в зеленых глазах женщины подтвердил его смутную догадку — её шпионы есть во дворце Повелителя. Пусть Денеб и Сириус заключили взаимный договор, тем не менее, они не выпускали друг друга из виду. 

Лииха прикоснулась к тонкому затейливому серебряному браслету, тесно обхватывавшему предплечье. Перед ними вспыхнула голографическая книга, наподобие той, с которой не расставался Эль Кор Мейн. 
- Эта книга рассказывает о звездных семенах, посеянных иной цивилизацией в давние времена, чтобы перенести в нашу вселенную источник силы. И этими проводниками иноматерии стали Божественные Древа Чакры. 
В исторических хрониках Сириуса упоминаются несколько Древ чакры. Два из них выросли в давние времена на Сириусе и Денебе, во времена звездных войн. 
Каждый, кто съедал плод Древа, пробуждал неимоверную силу. 
Лирианец потрясенно молчал. 
Випера усмехнулась, и продолжила свой рассказ.
- Прародительница моей генетической ветви, Леера Випера, нашла легендарное Древо Чакры, и съела этот запретный плод, вырастающий раз в десять тысяч лет.
Появилось объемное изображение женщины-змеи, с демоническим взглядом в золотых глазах, с вертикальными зрачками. Вокруг талии обвивалась серебряная кобра, с раздутым шейным капюшоном.
- После того, как она съела плод, в ней пробудилась мощная сила гипноза. С помощью этой силы она подавила гражданские войны на планете, и стала правителем Сириуса.

Спустя несколько поколений среди многочисленных потомков Лееры выделилась особая генетическая линия, так называемый Род Кобры. У нас пробудилась генетическая память, и мы стали линией премьеров, которые передавали наследственную память из поколения в поколение, в то же время оставаясь в тени за троном.
На престол взошла другая ветвь потомков Лееры, не обладающая гипнозом. Род Кобры предпочитает хранить свою силу в тайне, изредка открывая секрет избранным.
Это тайная книга моей линии. 
Она написана одним из моих предков, обладавшим очень сильной генетической памятью. Он всю жизнь искал доказательства существования других Древ Чакры, медитировал, чтобы пробудить дремлющие воспоминания Виперы Лееры. 
- Больше никто не видел вживую Божественного Древа. Тот росток, который вынесли из священной рощи во время гражданской войны, погиб. Научно-исследовательские экспедиции моей семьи не дали результатов.
Рассказанное Виперой очень походило на Лунные легенды, которым так увлекался лирианец. Эль Кор Мейн затаил дыхание. Он никак не ожидал встретить единомышленника на Сириусе. 
- Но я хочу найти утраченное Древо Чакры, и поглотить его плод. Или вырастить новое Древо, если удастся найти побеги или семена. Я хочу усилить способности моей генетической линии, и захватить власть в Галактике. Вы мне поможете?
Её голос стал более томным, или дирианцу так показалось? В горле пересохло, и он рассеянно отхлебнул из бокала. 
Реальность покачнулась, и устремилась куда-то вдаль. Перед внутренним взором возникли гипнотически сверкающие изумрудные глаза Виперы.
- Расскажите мне все, что знаете о Марсе, вице-президент.
***
- Денебцу придется согласиться на Джуин молчания, - сказал Третий Хокаге. - После того, как с ним поговорит Ибики.
После работы токубецу джойнина Морино Ибики замалчивать никого не приходилось — трупы не говорят, но Яманака Иноичи обещал попридержать Морино - денебец должен остаться в целости и сохранности, как залог ненападения Денеба. 
- Я понял.
Красноглазая эфирная тень исчезла. Печать Астрального Перемещения на полу медленно угасала. Третий Хокаге принялся неспешно набивать трубку. Он вызвал по вирту Тсунаде. 
Иръёнин обнаружилась за чтением свитков, по большей части помеченных голографическим штампом фиолетовой змеи, своеобразным логотипом Орочимару. 
Тсунаде спрятала под стол початую бутылку саке, и выслушала Третьего Хокаге.
- Хорошо, я подготовлю «сыворотку правды».

Итачи нашел денебца сидящим на открытой террасе госпиталя. Спустя неделю после операции на геноме, денебец уже перемещался по госпиталю без сервоскелета. 
- Как же здесь хорошо, Итаар.
- Я рад, что вам здесь нравится.
Итачи уселся за столик, и вызвал робота через коммуникатор.
Процесс адаптации к новому генетическому коду проходил успешно — кожа бывшего денебца не шелушилась, закончились температурные кризы. 
Черные глаза, с вертикальным золотым зрачком, жадно всматривались в горные кряды Оберзальцберга, острые вершины, и глубокие расселины, скрытые плотными облаками. 
После модификации генома инопланетянин получил объемное цветное зрение, обостренный слух, чуткое обоняние, с чувствительным осязанием. Словом, денебец открывал привычную для себя вселенную с новых сторон.
В душе и теле денебца появились непонятные ему самому чувства и ощущения. 
Впервые денебец заметил, как быстрее бьется сердце, в присутствии Ино.
Тщеславная девушка быстро отметила интерес модифицированного пациента, и стала критичнее наводить макияж, придирчевее выбирать прическу, и откровеннее наряжаться в смены дежурств в блоке интенсивной терапии, а затем — в отделении общего режима, куда позднее перевели инопланетянина. 
На предостерегающее шипение Сакуры Яманака не обращала внимания, и лишь небрежно отмахивалась.
- Да ладно тебе, Сакура, он уже землянин!
Яманака стояла перед зеркалом в ординаторской, и завязывала блестящие светлые волосы в высокий хвост. Короткий фиолетовый топ задрался, обнажив плоский живот, покрытый разноцветным переливающимся боди-артом, с затейливыми лилиями и плетущимися орхидеями. 

Существование Цитадели производило сильное волнение в богемном обществе, особенно среди художников. Мотивы Цитадели стали популярны в боди-арте. На городских улицах все чаще встречались молодые люди, расписанные под марсианские джунгли. 
Особо радикальные представители богемы разрисовывали себя с головы до ног, и разгуливали полностью обнаженными.
Полиция нравов штрафовала рьяных энтузиастов модного течения боди-арта. В ответ на санкции краски становились гуще, полностью скрывая интимные части тела, запрещенные к показу на приличной публике, и расписанные обнаженные модели обоих полов гуляли по вечерам, в специальных кварталах.
А те, кто не одобряли создание Цитадели, организовывали нападение на мирных арт-моделей, и тогда прогулки на городских улицах превращались в побоища. Словом, страсти в обществе накалялись.
Сакура тяжело вздохнула, и полистала цифровую историю болезни денебца. 
- Уровень мужских половых гормонов в крови зашкаливает. А ты, как медик, должна понимать, что это значит.
- Ну, я-то понимаю... Холодная рептилия стала жарким мужчиной, - куноичи кокетливо повела обнаженными мерцающими плечами. На левом плече алела голографическая марсианская орхидея.
- Дура, - прокомментировала Сакура.
- Он — мой пациент, - куноичи не поворачивалась к Сакуре, поглощенная наложением макияжа.
Ино распылила голубоватые тени на верхние веки, провела идеальные серебристые линии по контуру ресниц. 
Сакура подперла кулаком щеку, и наблюдала за подругой. 
Яманака опушила ресницы тушью, мазнула перламутровой помадой губы.
- Тебя приставила к нему Тсунаде-сенсей, из-за твоего кеккей генкай.
- А ты так и останешься старой девой, если будешь морозиться.
- Ино, разве ты не знаешь, что он посол Денеба, и что...
- Сакура, кончай читать мораль. Это часть моего дзютсу. 
Ино обернулась, показала Сакуре розовый язычок с пирсингом. Харуно вздохнула, и уронила голову на сложенные руки. Ветреной куноичи бесполезно читать мораль — все равно та поступит по-своему. 

Яманака не упускала возможности пофлиртовать с симпатичным парнем, даже если он — неприкосновенная персона. Казалось, ореол недоступности еще больше распалял эротический пыл Яманаки.
Харуно написала вирт-записку Тсунаде, но та лишь отмахнулась — флирт блондинки казался сущим пустяком на фоне общей кучи проблем. Так что Сакура осталась в меньшинстве. 
- Я бы на твоем месте обратила внимание на Итачи, пока я занята инопланетянином, - Яманака подмигнула опешившей Сакуре, одернула короткую юбку, и вышла в коридор госпиталя.
На лбу Харуно запульсировала вздувшаяся вена. В загоревшихся чакрой пальцах хрустнула никелированная сталь светового пера — Сакура писала очередной отчет по реанимационному блоку. 
- Идиотка, - бросила Харуно вслед.
Куноичи выкинула обломки цифровой ручки в утилизатор. Неожиданно взгляд упал на зеркало, над раковиной, где пять минут назад прихорашивалась Ино.
Харуно встала из-за стола, подошла к зеркалу. Отразилось хмурое, недовольное лицо, со следами хронического недосыпа.

Под изумрудными глазами залегли тени, короткие розовые волосы неровно торчали из-под медицинской шапочки. Очередное суточное дежурство закончилось, и Харуно чертовски устала.
Она поправила шапочку, умылась холодной водой. Вроде стало лучше. 
Куноичи приложила вспыхнувшие зеленоватым свечением ладони к лицу. Тени под глазами исчезли, но усталость в зеленых глазах никуда не делась. 
Такое простым лечебным дзютсу не убрать, нужно хорошенько отоспаться. 
Может, Ино действительно права, и ей следует больше внимания уделять себе, и своему внешнему виду?
Она вспомнила облик Итачи, словно высеченный изо льда. Щеки непроизвольно покраснели. 
Учиха обращался к ней и остальному медицинскому персоналу на «вы», и не допускал фамильярностей. Вроде бы Тсунаде говорила, что дипломаты никогда не женятся, и, как правило, не заводят семью. 
Может, в клане Учиха у него есть возлюбленная? Скажем, он не афиширует с ней отношения... 
Что за бред! 
Сакура тряхнула головой, и вернулась к вороху недописанных историй болезни. А все Ино со своими романтическими глупостями...

Любознательный Мах Ди порылся в инфранете, и сравнительно быстро нашел описание своих сокровенных переживаний, появлявшихся в обществе красивой девушки. 
Но отчего сердце бьется еще чаще в присутствии Итаара, ведь он же мужчина?
В тех же источниках про мужчин ничего не говорилось.
Этого Мах Ди никак не мог понять, а спросить напрямую стеснялся. 
Свежий ветер Оберзальцберга развевал густые смолянисто-черные волосы Итаара, не собранные в косу. Без официальной дипломатической одежды посол Солнечной Системы Итаар Ючия не казался таким уж неприступным. Ореол таинственности и недоступности истончился, хоть и не исчез совсем. 
Взгляд денебца поневоле задерживался на точеных чертах лица, обрамленного черными волосами, затем спускался ниже, к изящным изгибам шеи, и четко очерченной мускулатуре плеч и груди, не скрытой сетчатой майкой...
- Мах Ди, вы слышите меня?
И его низкий, проникновенный голос повергал в трепет. 
Тогда, на «Звездном посланнике», он тщетно старался сблизиться с Итааром. С одной стороны, сирианец Хингар бессознательно ревновал, и всячески препятствовал тесному общению землянина и денебца, с другой стороны — дипломаты, как правило, не заводили между собой близкой дружбы — это запрещалось Дипломатическим Кодексом Галактической Федерации. 
- Что? Ах да, простите, задумался...
Механический слуга принес кофе, и поставил на столик. 
- Что-нибудь еще желаете? - спросил робот.
- Нет. Ничего.
Машина послушно удалилась. 
Итачи нажал сенсорную кнопку под столом, и на террасу опустилась пластиковая завеса, покрытая защитным силовым полем. 
- Вам сейчас нельзя простужаться, Мах Ди. Вас что-то беспокоит?
Сердце забилось сильнее и чаще, гулко отдаваясь в ушах. Стоит ли спрашивать Итаара о подобных переживаниях? 
Что-то изнутри вопило о неприличиях, и нарушениях личностных границ, но сейчас денебец оказался изолированным от своего родного, привычного, социо-культурного слоя. 
Его модифицировали, не спросив его согласия, не известив о последствиях подобного шага... 
Чужак в чужой стране...
Да, когда он летел на Землю с просьбой о помощи, он прекрасно знал, что может погибнуть.
Да, он интересовался Землей и ее обычаями.
Но он точно в самом кошмарном сне не мог представить, что однажды проснется землянином, с абсолютно иным телом, и что он окажется оторванным от Денеба, без надежды на возвращение.
Итачи пристально всматривался в растерянное лицо денебца. 
Учиха едва слышно вздохнул, и отхлебнул принесенный кофе. Хокаге прислал его сюда сообщить о встрече с токубецу джойнином Морино Ибики, и что денебцу придется согласиться на Джуин молчания. 
Поддержать разговор о Гитлере и прочей пропагандисткой чепухе, как обычно, у Итачи не осталось сил. Он слишком устал за последнее время. 
Наверно, стоит наведаться в медотсек, и выпросить чего-нибудь стимулирующего у медиков - вроде бы ученицы Тсунаде показывают себя с лучшей стороны. 

Чакра денебца струилась неровно, рваными толчками. Что-то беспокоило бывшего посла. 
- Вас что-то тревожит, Мах Ди? Если да, я могу вызвать психолога...
- Нет, все хорошо.
Пальцы денебца вцепились в ткань больничных брюк. Как-то все это неправильно...
Он должен был позвать на помощь медика Земли, чтобы помочь излечить Хингара, а вместо этого он заболел сам. 
Внезапно реальность поплыла перед глазами, и пол бросился навстречу. Падение прекратилось так же резко, как и началось. 
Денебец очнулся в объятиях Итачи. Сильная рука бережно обхватывала инопланетянина за спину, а вторая рука покоилась на запястье денебца. 
- Вам еще рано предпринимать самостоятельные длительные прогулки, без поддержки сервоскелета. Ваши мускулы еще слабы.
От бархатного голоса сердце вновь сорвалось в бешеный галоп. 
- Спасибо, Итаар. Вы так быстро подхватили меня...
На губах Итачи появилась легкая улыбка. 
Денебец прикинул расстояние. Посол Солнечной Системы сидел в кресле напротив, на расстоянии около трех метров.
- Не за что. Я провожу вас в палату. Вам нужно больше отдыхать.
Он помог растерянному денебцу подняться на ноги, и на краткий миг горячие пальцы Итачи скольнули по животу денебца — больничная рубаха при падении задралась.
Жаркая волна покатилась по телу, вызвав непроизвольную дрожь. Неужели все земляне такие... чувствительные?

Наконец инопланетянин решился озвучить терзающий его вопрос, когда Итачи завел его обратно в палату. 
- Итаар, вас когда-нибудь бросало в жар...
Он замялся, но под вопросительным взглядом Итачи продолжил...
…. от чужих прикосновений?
Учиха всмотрелся в пылающее алым лицо денебца, наполовину скрытое ниспадающими зелеными волосами. 
- Вы имеете в виду девушку?
В груди денебца оборвалась невидимая нить, удерживавшая неподъёмный груз. 
Он все еще боялся оказаться неприличным. Но, если он не прояснит этот вопрос, то рискует попасть в еще более неловкую ситуацию, ведь он до сих пор не знает всех тонкостей обычаев землян.
- Нет. Не только девушку, - сдавленно прохрипел Мах Ди Аталла.
В горле резко пересохло, и голосовые связки отказывались подчиняться. Что, если он сказал какую-нибудь глупость?
Ино нарочно прикасалась к инопланетянину, когда считала пульс, лепила датчики на грудь, или снимала показания медицинских приборов. Яманака с преображением инопланетянина в симпатичного модифицированного парня участила тактильные контакты — ей хотелось проверить свои девичьи чары, и даже предостерегающее шипение Харуно Сакуры игнорировалось. 
На Денебе прикосновения строго регламентировались — прикосновения сексуального характера в период размножения, или телесные контакты между членами одного гнезда, изредка похлопывания по плечу или спине между близкими друзьми. 
Мах Ди Аталла оторвался от родного гнезда в относительно юном возрасте, оказавшись в социальной изоляции на дипломатическом корабле. 
Его близкое окружение ограничивалось сирианцем Хингаром и землянином Итааром Ючия, с которым долгое время в общении сохранялась приличная дистанция. 
Но сейчас все изменилось. Исчезло абсолютное уединение жилого модуля дипломатического корабля— в палату часто входил кто-то из медицинского персонала, и нарушал личное пространство без согласия инопланетянина. Он не возмущался, прекрасно понимая, что теперь вынужден жить в иных условиях. 
В источниках Земли нигде не указывалось, чтобы мужчину бросало в жар от прикосновений другого мужчины. 
Ребра до сих пор пылали от случайного касания Итаара. 
Он уже пожалел, что затеял этот разговор. 
Итачи неслышно вздохнул. 
- Возможно, вам только кажется. Ваши эндокринные железы теперь вырабатывают большое количество стероидов, и они могут провоцировать жар. Ваша психика еще не приспособилась к столь высокому гормональному уровню, что может вызвать непривычные ощущения. Вам нужно показаться врачу, - обреченно закончил Итачи.
Он вообще-то пришел сообщить денебцу, что ему придется посетить Морино Ибики, а теперь вынужден отвечать на откровенные, интимные вопросы.
- К вам придет специально обученный человек, и поговорит с вами. Я зайду к вам вечером, Мах Ди.
- Да, заходите. Я буду ждать, - Мах Ди обреченно опустил голову.

Итачи распрощался, и вышел из палаты. Когда денебец решил потерять сознание, Итачи пришлось использовать чакру для ускорения, чтобы подхватить драгоценного заложника ненападения Денеба. 
Он неспешно шел по коридору, предавшись раздумьям. 
Когда он подхватил денебца, и ненароком прижал к себе, то в теле денебца на его прикосновение откликнулась чакра. 
Он отчетливо ощутил её воздушную природу, и неровное течение. Огненная чакра Итачи срезонировала на эту вибрацию, и в ответ ускорила свою циркуляцию.
Может быть, Стихии Огня и Ветра взаимно усилили друг друга?
Тогда, на террасе, на краткий миг разум инопланетянина открылся. Толком ничего разглядеть не удалось — для этого нужно быть или Морино Ибики, иля Яманака Иноичи. 
Но это смутное ощущение...
Учиха остановился. Он посмотрел на все еще пылающие от чакры пальцы. Что имел в виду денебец, когда говорил, что его бросает в жар от прикосновений? 
Постепенно ток чакры Итачи выровнялся. Но слова Мах Ди Аталла, и его неожиданное смущение все еще не выходили из головы.
На своей планете дипломат Денеба прошел суровую психологическую подготовку, схожую с программой академии высшей геномов, призванную контролировать эмоции, и скрывать их. 
Долгое время он жил в социальной изоляции на дипломатическом корабле, как и Учиха Итачи. Как и остальные представители иных звездных систем.
Теперь психика денебца изменилась под воздействием модификации, и работы пробужденных эндокринных желез.
Может, непривычный к высокому гормональному уровню денебец шокирован неожиданными ощущениями, усиливающимися в присутствии других людей?
Итачи бессильно стукнул кулаком по стене. Денебец становится непредсказуемым, и может натворить глупостей. Он более не поддается строгому психолого-математическому анализу... Черт!
Итачи еще раз стукнул кулаком по стене.

По коридору мимо Итачи прошествовала Яманака Ино. 
Бедра, затянутые в фиолетовые обтягивающие шорты, соблазнительно покачивались. Тело, разрисованное цветами джунглей Амазонии, мерцало от нанесенного боди-шиммера, а лицо блестело от перламутровой косметики. 
Ино зарделась от нацеленного на неё взгляда, и подошла к Итачи. 
- У вас все хорошо, Итачи-сан?
- Да. Вполне.
Ино кокетливо поправила идеальную прическу. Итачи неожиданно придвинулся к ней. 
- Я знаю, что это не мое дело, но вам следует аккуратнее выбирать наряды, когда вы навещаете Мах Ди, Ино-сан. Он ничего не знает о нашем половом поведении, ведь он вырос в другой звездной системе. Ваши девичьи глупости могут спровоцировать раздор между двумя звездными системами. Я не допущу, чтобы ваши вольности разрушили мои труды.
Учиха отодвинулся от нее. В глубине непроницаемо черных глаз затаился первозданный космический холод. Ино дернулась, как от пощечины. 
Итачи церемонно поклонился, и направился в свой медицинский модуль. 
Как только Учиха скрылся за поворотом, Ино обессиленно привалилась к стене. 
Что она говорила Сакуре? Что та может очаровать ледяную скульптуру под именем Учиха Итачи?
Учиха Итачи не знает, что такое романтика и флирт. Он всецело поглощен своими дипломатическими заморочками, и ему плевать, что у девушек тоже могут быть чувства.
Яманака подавила рвущийся наружу всхлип. Она обхватила руками задрожавшие плечи. Итачи словно ударил своими словами, и этим эмоциональным холодом. И как ему удалось пробить эмоциональную защиту кеккей генкай клана Яманака? Неужели этому учат дипломатов?
Яманака стиснула пальцами все еще подрагивающие плечи. Постепенно дрожь унялась, Ино выпрямилась.
Мах Ди Аталла не столь холоден, как дипломат Солнечной Системы Учиха Итачи.
Уж она-то, Яманака Ино, сможет отыскать путь к его модифицированному сердцу. Ино усмехнулась своим мыслям, вытерла выступившие слёзы, и ускорила шаг.

Категория: Орочимару/Саске | Добавил: Natsume-Uchiha (20.10.2018)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Пятница, 16.11.2018, 21:30
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [165]
Саске/Наруто(мини) [37]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [31]
Акацки [91]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [67]
Юри [3]
Гет [3]
Ориджиналы [6]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Ваши любимые пейринги:
Всего ответов: 1294
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best