Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Ассасин, часть 7: Порождения песка

Часть 7: Порождения песка
Утром они проснулись на лугу, заросшем черными нарциссами. 
Цветы источали дурманящий голову аромат. Казалось, угольно-черные венчики шепчут какую-то нежную, затейливую мелодию. 
Хотелось лечь, и заснуть навечно.
Орочимару разбудило шипение призрачной змеи Найигир, по-прежнему обнимавшей ассасина.
Ассасин открыл глаза, и встретился взглядом с глазами змеи. Рептилия смотрела на него бездонными зелёными глазами, в глубине которых переливались золотистые огоньки.
И очарование цветов исчезло, испарилось.
Он растолкал безмятежно сопящего Саске. Учиха поначалу брыкался, и не хотел вставать, пока змея его не разбудила. 
И снова стала невидимой. 
- Это наваждение какое-то, - растерянно хлопал глазами Учиха. - Мы же вчера были не здесь.
- А теперь здесь, - отозвался ассасин. Сигареты кончались, но Орочимару теперь не беспокоился об этом, и с наслаждением закурил.
Неподалеку отыскался ручей. Ассасины наполнили бутыли из ручья. Хоть и не хотелось пить воду с неизвестными физико-химическими свойствами (хотя по вкусу вода как вода), выбирать было не из чего. 
Наемники быстро привели себя в порядок, наскоро позавтракали остатками вчерашнего ужина, и двинулись в дальнейший путь.

Над головами непрестанно менялись светила — красное, оранжевое, голубое солнца сменила фиолетовая звезда, а сама растительность поблекла, и скорее напоминала мох, чем траву. 
Но вскоре и трава закончилась. 
И снова воцарилась пустыня. Желто-красные пески в фиолетовом спектре выдавали самые разнообразные оттенки всех цветов радуги, и от этого разноцветья болела голова.
Температура воздуха заметно поднялась. Орочимару практически не ощущал жары, после соприкосновения с Бездной, а вот Саске приходилось не совсем хорошо. 
Хоть Саске за время ученичества привык к ветрам и палящему солнцу, все равно его руки и лицо, не скрытые одеждой наемника, опасно раскраснелись. 
Чешуя защищала Орочимару от потери влаги, и ассасин отдал обессиленному Учихе свою порцию воды.
- Надеюсь, этот инфернальный кошмар скоро закончился, - прохрипел осипший от жары Саске. Посреди радужного бархана на огромную высоту бил оранжево-красный фонтан.
Ассасины остановились. 
- Не нравится мне это, - поёжился изнемогавший до этого Саске. Инстинкты наемника вопили об опасности, и усталость как рукой сняло.- Уж больно нереально.
- Согласен.
В груди шевельнулся клинок Кусанаги, и внутренности отозвались болью. Впрочем, мерзкое ощущение тут же исчезло: казалось, меч перестал терзать Орочимару, и сосредоточился на поиске более интересной цели.
Тело Орочимару опалило внутренним жаром.
Из-под змеиной кожи показалось множество мелких, хищных лезвий. По позвоночнику пробежала волна электричества, и ассасин осознал, что им управляет Кусанаги, перестраивая его тело на свой манер.
Сзади взметнулся длинный металлический скорпионий хвост.
И в ту же секунду земля ушла из-под ног.

Громадный песчаный червь выбросил на недостижимую высоту фонтаны песка. Червь всасывал через жабры по бокам тела песок, и затем выбрасывал его через отверстие в спине, чем-то напоминая песчаного кита. 
Саске парил в воздухе. За его спиной выросли чёрные крылья. Он удерживал на руках ощетинившегося металлом Орочимару. По рукам Учихи текла кровь, и капала на песок. 
И эта кровь будоражила песчаного обитателя. Его дыхание участилось, и струи песка били все чаще. Внизу пустыня заходила ходуном. 
Орочимару попытался втянуть часть лезвий обратно, дабы не ранить Учиху, но у него ничего не получалось. Хвост Кусанаги нервно подрагивал. 
Демонический клинок предвкушал грядущую битву.
- Не беспокойся за меня, - выдохнул Учиха, заметив тщетные попытки ассасина. Кожу Учихи покрыли причудливые черные узоры, а на руках появились длинные, острые когти. Порезы с шипением затягивались.
Учиха активировал Шаринган. На многие километры вокруг песчаные барханы ожили, и зафонтанировали песчаными струями. 
Воздух сотряс душераздирающий рёв.
Саске быстро освоился с новоприобретенными черными крыльями, и заложил вираж.
Учиха полетел над пустыней, надеясь миновать оживший плотоядный песок, но до самого горизонта пустыня словно взбесилась. 
Массивные толстые тела вынырнули из песков, и многоголовые песчаные чудища начали охоту за воздушной целью. 
Учиха чудом увернулся от клыкастой пасти, цапнувшей воздух. 
- Когда ты умудрился крылышки отрастить, ангелочек? - не удержался от комментария Орочимару. Ассасин послал парочку кунаев в песчаную морду, но клинки с лязгом отскочили от полыхнувшей брони из чакры.
Головы червей венчали красные энергетические фонтаны, затем стекавшие по телу, и защищавшие тварей от физических атак.
- Наверно, еще один подарочек от Мадары, о котором я не подозревал. По крайней мере, тот хмырь из Бездны ничего мне не предлагал, - ухмыльнулся Саске, и взметнулся ввысь.
Существо Орочимару постепенно поглощала жажда крови. Каждая клетка дрожала от предвкушения.
Саске увернулся от еще одной не в меру прыткой головы. 
У червей отсутствовали глаза, но зато имелись внушительных размеров ноздри.
Саске применил Аматерасу, невероятным образом исхитрившись сложить печати, по-прежнему удерживая Орочимару. Черное пламя разбилось о броню из чакры, и беспомощно угасло. Саске чертыхнулся, и едва успел увернуться от усаженной метровыми клыками раззявленной пасти.
Ассасин ощутил теплую кровь, тоненькой струйкой полившуюся по спине. Кусанаги жадно поглощал кровь Учихи, но черви манили адский клинок все сильнее.
- Сбрось меня вниз!
- Что?
- Бросай! - рявкнул озверевший от жажды крови ассасин. Руки Учихи непроизвольно разжались.

 Из ступней ассасина высунулись лезвия. Он спрыгнул на спину чудищу, удерживаясь новоприобретенными шипами. Орочимару ощутил высокотемпературный жар покрова червя, опаливший лицо и руки. Кожа мгновенно покрылась струпьями, и начала регенерировать с неимоверным зудом. Но отвлекаться на чесотку не было времени.
Наемник заскользил по телам червей. Лезвия Кусанаги вспарывали защиту из чакры, но она тут же регенерировала снова. 
Учиха искал слабые места в защите тварей, и не оставлял попыток прожечь защитный покров существ. Пустыню сотрясал многоголосый рев. 
Несколько голов кинулись на ассасина, но Орочимару увернулся, и перепрыгнул на радужный бархан, который оказался головой червя. И довольно агрессивной головой.
Острые как бритвы клыки со скрежетом заскользили по лезвиям Кусанаги, и ассасин использовал скорпионий хвост, дабы покинуть прожорливую тварь.
Орочимару заскользил по телу зверя. И заметил, что чакра движется от головы к хвосту, а затем исчезает под брюхом твари. 
В руке оказался Кусанаги, принявший вид двухлезвийного меча, и ощетинившийся побочными лезвиями.
Ассасин отстраненно подумал, как проклятый меч выращивает дополнительные клинки, но думать об этом не оставалось времени.
Он оттолкнулся скорпионьим хвостом, и перепрыгнул через несколько тел. 
Организм пылал огнем от чужеродной природы Кусанаги. Каждая клетка стонала от боли, умирала и возрождалась вновь. 
По рукам зазмеились печати, дарованные Мадарой, и распространились по всему телу, помрачая сознание.
Саске, круживший над ним, невольно отшатнулся в воздухе. Он разглядел ту бездонную пропасть, которая рвалась на волю, и силилась поглотить то, что осталось от Орочимару.
А также все вокруг. 
Но спустя мгновение ассасин обуздал жажду обитателей Бездны, и подчинил её себе. Кусанаги перестал поглощать жизненную чакру ассасина, и покорился воле своего носителя.
Ассасин внутренним зрением увидел пещеры с кладками яиц, и призрачно-фиолетовую от чакры, безобразную королеву, которая с помощью побочных тел защищала кладку.
А дальше, в глубине подземного коридора виднелся мерцающий чакрой Переход.
Но сначала нужно разобраться с королевой.

Ассасин скользил по бесконечным хитросплетениям спин тварей. Пустыня окрасилась в красный цвет чакры, излучаемый червями.
Он на лету вспорол клинком броню из чакры. Брешь заполнило черное пламя Аматерасу. 
Червь взревел от боли, и в высоту взметнулись песчаные струи. 
Дыра в защите чакрой медленно затягивалась, и напрасно ассасин кромсал покров существа демоническим клинком. Меч интенсивно поглощал чакру, но даже Кусанаги не мог поглотить всю чакру существа. Ассасин оттолкнулся хвостом, и перелетел на соседнего червяка, уже раззявившего зубастую пасть, и отрубил плотоядную голову. 
Отрубленная голова потонула под телами сородичей, а обезглавленное тело сгенерировало две головы. Ассасин кувыркнулся назад, и клыкастые пасти вхолостую цапнули воздух.
- Эй, там, наверху! Что ты видишь?
- Вижу в центре фиолетовое тело с другой чакрой! - проорал Учиха. - Скорее всего, оно порождает их!

Фиолетовое инфернальное солнце поднялось в зенит. Над пустыней повисло иссиня-черное марево, изрядно искажающее зрительное восприятие.
Ассасин скользил в сердце переплетенного клубка— туда, где сияла фиолетовая королева. Матка предусмотрительно спряталась в глубине подземных коридоров. От мерцающего пульсирующего фиолетового-черного тела отпочковывались и отползали красные черви. 
Далее по коридору виднелись ниши, заполненные ровными рядами коричневых яиц. На головном конце королевы сверкала жемчужная корона сияния чакры. Зрелище завораживало и притягивало взгляд.
Он сносил головы тварей, но те отрастали вновь, и с удвоенной силой кидались на ассасина.
Ассасин оттолкнулся скорпионьим хвостом, проскользнул между скользкими гибкими спинами, и снёс сияющую голову.
И движение пустыни остановилось. 
Головы перестали атаковать, и рухнули с гулким грохотом, подняв клубы пыли. Течение оранжево-красной чакры замерло. Покров с тел начал исчезать.
И только отсеченная голова королевы продолжала сиять таинственным светом.
Лезвия демонического клинка втягивались обратно, и по коже ассасина струилась кровь. Через пару мгновений раны от клинков Кусанаги бесследно исчезли.
Орочимару обессиленно рухнул на пол подземного коридора.
Рядом приземлился Саске. Шаринган пылал зловещим багровым цветом на фоне почерневших склер, а угольно-черные волосы побелели.
Вороненые крылья за спиной Саске постепенно истаяли в воздухе. Учиха растянулся возле ассасина, и положил голову на колени Орочимару.
- Я дико устал. Зверски.
Саске прикрыл пылающие очи.
- Как твои глаза?
- Я скоро буду в норме. Неужели мы зашли так далеко ради того, чтобы прикончить одного похотливого мерзкого старикашку? 
Ассасин ничего не ответил. Он вытащил кунай, отсек кусок мяса бессмертного тела поверженного врага, и вгрызся заострившимися зубами в окровавленную плоть.

Категория: Орочимару/Саске | Добавил: Natsume-Uchiha (22.11.2017)
Просмотров: 67 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Понедельник, 17.12.2018, 08:00
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [165]
Саске/Наруто(мини) [38]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [32]
Акацки [91]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [67]
Юри [4]
Гет [3]
Ориджиналы [7]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Если бы админ пригласил Вас работать на сайте, вы бы согласились?
Всего ответов: 472
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best