Mad House:Индустрия Naruto-fiction
 Каталог фанфиков

Enter, часть 2

Часть 2
Пятьдесят лет назад разразилась Мировая война между пятью великими странами за господство над миром. В этой войне группе ученых страны Огня удалось создать улучшенные и модифицированные геномы. 
Часть этих ученых похитили другие страны, и заставили модифицировать свое население. 
В результате появились люди, способные контролировать загадочную «чакру» - тонкую энергию, позволяющую преобразовать излучение нервных токов в энергию стихий.
Модифицированные люди дали победу стране Огня. Только вкус победы оказался горьким. 
Взрыв атомной бомбы, сброшенной страной Ветра на страну Огня, частью уничтожил, частью преобразил флору и фауну, вызвав неконтролируемые мутации в геноме растений, животных и людей. Силовой щит Огня почти полностью поглотил излучение атомной бомбы. Часть излучения все же просочилась через энергетический барьер, и облучила население.
Неудачные модификации людей и животных погибли от лучевой болезни, а выжившие мутировали. 

За площадью силового щита страны Огня, на много миль к западу раскинулась Долина Смерти, населенная мутантными, ядовитыми животными, и хищными, плотоядными растениями. 
К востоку, по направлению к стране Ветра, простерлась Великая Иссушающая Пустыня. 
Взрыв геомагнитной бомбы страны Воды породил обширную магнитную аномалию под пустыней, сделав невозможным воздушное сообщение, и значительно затруднив передвижение наземного транспорта. 
Только спустя тридцать лет после окончания войны банда модифицированных головорезов Орочимару проложит путь через Иссушающую Пустыню и Долину Смерти, в другие страны. 
В этой войне не оказалось победителей, остались только проигравшие.
По улицам «победившей» Конохи до сих пор бродили люди-звери, люди-амфибии. Они доживали свой короткий и несчастный век. Та же картина наблюдалась и в других странах.
Вместе с окончанием войны погибла генетическая медицина, которая обеспечивала этим несчастным созданиям приемлемый уровень жизни. 
Правительство страны Огня объявило Коноху вне закона, после чего было истреблено модифицированными наемниками. В стране воцарилась анархия и беспредел. 
Людей с обычным геномом не осталось — они умерли от последствий лучевой болезни.
Жалкие остатки знаний генетической медицины сохраняла лишь странная секта под названием Чёрные Медики. В критических случаях все надежды возлагались на них, поэтому модификанты стекались в Коноху, в надежде получить необходимое лечение. 

Сегодня Тсунаде закрылась от посетителей, и принялась сочинять новый состав антивирусной сыворотки. Остальные члены секты были подняты по тревоге, и сейчас прочесывали Коноху в поисках новых вспышек инфекции.
Орочимару, главарь банды модифицированных контрабандистов, тоже не на шутку озадачился этим происшествием с носителем улучшенных генов, Учихой Саске. 
Перед хакером замерцало окно видеосвязи. Курама свернул окно программы с противогриппозным антивирусом.
- Как он? - прошелестел змей.
Хакер отодвинулся, чтобы Орочимару видел лежащего под инфузией Саске. 
- Шидзуне принесла еще один комплект вакцин. Ему уже легче, но он все еще иногда бредит.
- Ого. Ты не заболел, Курама? Мне не хватало еще тебя лишиться.
Лис оскалился ехидной ухмылкой, и тут же снова стал серьезным. 
- Нет, я не заболел. Тсунаде говорит, что вирус прицельно атаковал нервные клетки, но не тронул дыхательные. Как-то так. Я не очень понял, но мне показалось, что воздушно-капельным путем на этот раз вирус не передается. Был активирован спящий в иммунных клетках военный штамм вируса.
- Тогда вся Коноха под угрозой. Ведь мы все подверглись биологической атаке Суны во время мировой войны, - отозвался Орочимару. Янтарные глаза, с вертикальным зрачками, загорелись желтым светом.
- Суйгетсу сейчас в допросной комнате. Не хочешь присоединиться? Нам нужно знать твое мнение как кибер-программиста.
- Я сейчас подключусь.
Хакер пересел в кресло вирт-реальности. На голову автоматически опустился нейрошлем. 

Прижатый к стенке Суйгетсу клялся и божился, что не хотел гипертермической комы самурая. Он, по всей видимости, посчитал скрипт активации вирусного кода фальшивкой. 
Орочимару раздраженно закусил губу. 
Один из лучших членов банды выведен из строя по меньшей мере, на неделю. 
А это значит, что денежные рейды через Долину Смерти придется сократить, если не отменить вообще. 
Большинство заказов как раз-таки брал на себя Учиха, один или в паре с Орочимару. А ехать одному, или с неопытным напарником равносильно самоубийству. 
Орочимару рассерженно прошипел, что, если Саске не поправится, то он пустит Суйгетсу на органы. В устах главаря торговцев донорскими органами это обещание приобретало зловещий оттенок. 
И ведь правда, на запчасти разберёт.
- Кто тебе подсунул скрипт активации вируса? - задал вопрос голографический Курама. Голограмма хакера мерцала и рябила от огромного числа маск-программ.
- Какой-то чувак на хакерском форуме, - блеял зафиксированный в кресле психозонда Суйгетсу. - Клянусь, я думал — брешет!
Детектор лжи показал 98 процентов правды.
- И ты решил испробовать скрипт на нашем лучшем бойце и твоем товарище?! - рассвирепел Орочимару.
- Как он выглядел? - вклинился Лис.
- Как кучка байтов! - огрызнулся Хозуки. - Мы же переписывались, а не вживую общались!
- С какого терминала? - снова Лис.
- В вирт-клубе, на хакерском форуме, в личку.
- И ты не засек IP?
- А на хрена? Я-то думал, кто-то прикалывается, к тому же я под кайфом был. Я пришел на нашу базу, смотрю — Саске сидит, в вирт залипает. Я и запустил скрипт со своего процессора. Я ж откуда знал, что эта кибер-срань действительно активирует вирус, да еще обойдет защиту улучшенного генома? Никому же это до сих пор не удавалось!
- Да. Не удавалось. До вчерашнего дня, - нехорошим тоном протянул мерцающий Лис. Орочимару переглянулся с голографическим хакером. 
- Дохлый номер.
Орочимару и сам это понял.
Суйгетсу сидел с опущенной головой.
- Кое-кто хорошо знает нашего Саске, - просипел Орочимару. - И также знает нашего хакера-придурка.
- И он также отлично осведомлён о слабостях улучшенных и модифицированных геномов, - отозвался Лис.- К тому же, он знает об этой дремлющей вирусной инфекции.
Повисло гнетущее молчание. 
Когда-то давно ходила легенда об Отцах-Основателях моди-генов, которые ждут подходящий момент, чтобы уничтожить созданные ими же улучшенные и модифицированные геномы. Но время шло, ничего не происходило. 
Время от времени из Долины Смерти прилетали мутировавшие вирусы и бактерии, но с ними относительно легко справлялись вакцины Черных Медиков, да и моди-население сравнительно быстро вырабатывало иммунитет к мутантной заразе. 
Но сегодня ситуация кардинально изменилась. Теперь вся Коноха под угрозой. 
Кто-то или что-то получил ключ к вирусной смерти, и ждет подходящего момента, чтобы нанести удар. 
Накануне вечером хмельная Тсунаде разразилась лекцией об инфекционных болезнях, могущих поражать моди-носителей. Курама пришел за очередной дозой вакцин на базу медиков, и Сенджу взяла его в собутыльники, пока Шидзуне моталась по делам. 
Лис в основном ничего не понял из пьяного рассказа медика, но на всякий случай записал монолог Сенджу, а затем порылся в вирт-справочниках, и разобрался с этой проблемой.
- Хочешь сказать, наш враг неплохо разбирается в генетической медицине? - заинтересованно спросил Орочимару.
Лис помедлил с ответом. 
- Судя по всему, да.
- Ясно, Курама. Если тебе нужна помощь, говори. Мне нужен Саске в первозданном виде, - Орочимару выразительно облизнул бледные губы раздвоенным языком. 
- Ок. Я обращусь, если понадобится.

Связь оборвалась. Лис стянул с головы нейрошлем. Волосы встопорщились и взъерошились. Давно уже пора помыть голову, но пока тотально некогда. 
Он мельком глянул на отчет о распознании вируса — созданный антивирус бился с последним участком зловредной программы.
Кибер-вирус военного штамма гриппа состоял из двух частей — биологической и кибернетической, и из-за этого приходилось комбинировать компьютерный антивирус с живой иммунной сывороткой, что создавало определенную сложность в лечении.
Необходимо рассчитать дозу вводимой внутривенно сыворотки, и использовать точно подходящее антивирусное обеспечение, чтобы заблокировать смену поверхностных рецепторов вируса.
В последнее время Курама сталкивался исключительно с компьютерными вирусами, поражавшими искусственную нервную систему киборгов, хакеров и кибер-программистов. 
Уцелевшие после Мировой войны кибер-программисты как правило, писали для себя антивирусы самостоятельно, а вот новое поколение кибер-юзеров частенько лажалось, и поражалось шпионскими и вирусными программами. Поколение чайников частенько обращалось за помощью к Кураме.

Этот вирус Курама последний раз встречал во время Мировой войны, когда служил кибер-программистом в программном штабе Конохи. Даже не он сам, а его пользователь, Наруто Узумаки. 
Хакер проверил состояние Учихи Саске. Прошло уже двадцать четыре часа с момента активации вируса.
Медицинский монитор показывал пульс шестьдесят ударов в минуту, дыхание — двадцать. 
Чакра неровно струилась по телу Саске. Антивирусная вакцина Тсунаде обезвредила очередную дозу вируса.
Там, где вирус отступал, появлялась нормальная, спонтанная мышечная активность.
Анестетик еще не перестал действовать, и Учиха лежал в полусне. Лис подсоединил очередную инфузию обезболивающего к периферическому венозному катетеру, который установила Шидзуне. Мутноватая зеленоватая смесь устремилась в вену. Мышцы самурая тут же расслабились.
- Неслабо же тебя приложили, - пробормотал хакер, и пошлепал на кухню.
Лис достал с полки последнюю пачку чипсов, и снова вернулся за вирт-терминал, дописывать блокирующую программу к кибер-части вируса. 

Как и предсказывал Лис, происшествие с Учихой заставило Тсунаде протрезветь. Обеспокоенный Орочимару прервал её творческий запой, и потребовал, чтобы она немедленно осмотрела Учиху. 
Поздним вечером лидер Черных Медиков пришла к хакеру. 
- Как он?
- Не очень.
Тсунаде опустилась на колени перед Учихой.
Руки, с имплантированными красными ногтями, вспыхнули зеленоватой чакрой.
Медик внимательно обследовала Учиху. 
Там, где она касалась чакрой, происходило исцеление на клеточном уровне. Что бы про неё не болтали злые языки, превзойти Тсунаде в лечении чакрой до сих пор не удалось никому.
Даже циничный Кабуто признавал её авторитет и знания, и консультировался с ней в сложных случаях.
- И давно он в таком состоянии?
- Уже двенадцать часов.
Сенджу закусила губу. 
- Это плохо. Его иммунная система почему-то не справляется с этим вирусом, хотя должна.
- Я тоже на это рассчитывал, поэтому забрал его сюда, а не на вашу базу. 
Свечение чакры в руках Тсунаде усилилось. Саске задышал ровнее, и заворочался во сне. 
— Уже лучше.
Чакра в руках Тсунаде перестала светиться.
- Жить будет. И даже драться. Скажи, почему ты забрал его?
— Я пометил его шпионской прогой. Он мне показался интересным.
— Я думала, ты из-за…
— И из-за него тоже. Наруто переживает за Саске. Хоть и не понимает, что он находится в другом мире. Вы же найдёте способ оживить Наруто, правда?
Лидер Чёрных медиков поднялась с колен, и положила тяжелую ладонь на голову хакеру.
— Ты не забываешь заботиться об этом теле?
Острые крашеные коготки быстро перебирали жесткие пряди волос. Пальцы Тсунаде вспыхнули искорками чакры. Лис зажмурился от удовольствия.
— Ты плохо питаешься. И мало спишь. Это вредно для нервной системы. Ты теперь не только искин. Ты живешь в этом теле, пусть и модифицированном. И ты обязан заботиться о нем.
Лис тихонько фыркнул, и потерся макушкой о руку медика.
— Нужно имплантировать больше нервных волокон. Через неделю предстоит повторная операция, и поэтому будь в форме.
Стальные пальцы приподняли голову хакера за подбородок. Зрачки Тсунаде приобрели вертикальную форму, а радужка засветилась жёлтым светом.
— Я знаю, что вы тогда сделали все возможное, чтобы спасти его.
— Курама, Наруто знал, что погибнет. Мы все это знали, не только он. Программный штаб не эвакуировался даже под угрозой смерти.
Тсунаде поглаживала светловолосую голову, с жесткой лисьей шерстью.
— Твои чувства как искина не приспособлены для этого тела, которое привыкло радоваться, чувствовать и любить. Процесс адаптации проходит успешно.
Ты уже человек, Курама. И хватит приписывать свои чувства несуществующей личности!
Лис потрясенно молчал. Его зрачки медленно расширились.
Он ощущал правоту Тсунаде. Он уже давно все осознавал, и принимал решения сам.
— Но я все равно чувствую его присутствие, Тсунаде-сама.
Хакер стиснул на груди чёрную футболку. Когти с треском впились в ткань.
— Боже, что я несу.
Сенджу потёрла занывший висок.
— В психиатрической практике это явление называется шизофренией. Но кто знает, может, Наруто Узумаки действительно еще жив?
Лис вскинул голову.
— Никто до сих пор не знает, где обитает наше сознание. Или в коре, или в более древних структурах мозга… Я не могу ответить на этот вопрос. Придешь через пару дней на диагностику.
Тсунаде оставила еще один комплект сывороток.
- Странный вирус. Если Саске переболел им в детстве, то должен был остаться стойкий иммунитет. Я скоро этим займусь. Звони мне, если что-то пойдет не так.
Сенджу скрылась за завесой защитного голографического поля. Хакер снова уселся за вирт-экран, но работа ему не шла. Постепенно он задремал.

Ему часто снился один и тот же сон — программный пункт накануне нападения Суны. 
Наруто перед сном, как обычно, передал активность процессору, и заснул. Курама приступил к своей обычной ночной работе.
Во время сброса электронно-шумовых бомб Курама отслеживал хакерские атаки Суны на серверы командных пунктов. 
Через три часа командный пункт накрыло мягкой ударной волной.
Курама ощутил, как заложило уши, и резко затошнило. Он упал на пол, и защитным жестом выставил перед собой руки. 
На внутреннем программном экране красным светом сигналил файервол о хакерском прорыве Суны. Искин тряхнул хозяина, чтобы тот проснулся.
Но ответа не поступало.
Помещение окрасилось багровым светом аварийной сигнализации. Неимоверная тяжесть сдавила грудь, руки-ноги стали неподъемными. 
На кибер-процессор обрушилась лавина нервных сигналов, в норме принимаемых и обрабатываемых корой головного мозга. Но сейчас кора безмолвствовала. 
Он с трудом приподнялся, и на слабеющих руках подтянулся в кресло. Курама опустил на голову шлем вирт-реальности. Потом он разбудит хозяина, если ему уж так приспичило дрыхнуть. 
Позже он узнает, что Суна впервые применила новый вид электронного оружия для дезинтеграции коры и процессора. Это оружие разрабатывалось прицельно для киборгизированных хакеров. 
Только робот-отряд под контролем процессора Курамы продолжал сражение. Но один отряд в сотню мотороботов не смог остановить колонну дроидов, начиненных новым кибер-вирусом гриппа. 

И снова ему снится рассвет после нападения Суны. Искин долго не мог понять, почему он в теле один, и почему Наруто с ним не разговаривает. 
На месте живого и веселого хозяина этого тела царила непроглядная темнота. 
- Зрачки реагируют на свет.
Что это за звук? Что это за голос? 
И почему ему светят в глаза?
Постепенно через завесу двоичного кода проступило изображение женщины. Курама сосредоточенно таращился на неё, и пытался понять, что с ним происходит.
Он никогда прежде самостоятельно не обрабатывал раздражители внешнего мира. Ему отводилась скромная роль заместителя за вирт-пультом, на время сна хозяина. 
И эти новые ощущения шокировали его. Процессор завис; сердце остановилось, дыхание замерло.
Прекардиальный удар ломает ребра; он задыхается, и повторно отключается. 
Повторное пробуждение, боль в сломанных ребрах невыносима, и терзает его. Укол анестетика прямо сквозь ткань, в мышцу бедра, замедляет вальс боли. Медик горящими от чакры пальцами ищет пульс на сонной артерии. 
- Появилось спонтанное дыхание, и сердцебиение.
- Как тебя зовут?
- Курама... Он называл меня именно так.
Он почему-то лежит на полу. Рядом валяется вирт-шлем. Он замечает на плече медика татуировку с эмблемой медотряда Конохи.
Ребра пронзает боль. Легкие раздирает огонь. 
- Вы сломали ему рёбра, Тсунаде-сама!
- Это не главное! Начинай инфузию адреналина!
И снова темнота, судорожные толчки в грудь. И снова встревоженное лицо медика, светловолосой женщины, с горящими карими глазами. Грудь в области сердца почему-то окутывает приятное тепло...
- Что за черт?
- Органическая часть коры мертва, Тсунаде-сама, - донеслось откуда-то сбоку.
Курама открыл глаза, и перевёл взгляд на черноволосую девушку, сосредоточенно разглядывавшую дисплей энцефалографа.
- Регистрируются сигналы от процессора. Вернее, от искина процессора. Он взял на себя управление этим телом.
Руки с живительной чакрой медленно соскользнули с груди Курамы. Он рефлекторно ухватился за эти тёплые руки. 
- Выжил только искин, значит...
Её желто-карие глаза погасли.
- Жаль, что у Дана не было искина...

Лис проснулся в своем излюбленном кресле, за вирт-экраном. За окном снова шел мелкий моросящий дождь. 
Саске спал на полу, угнездившись среди подушек. 
Хакер вылез из кресла, и потянулся, разминая косточки. На экране высветилось зашифрованное сообщение от Орочимару.
Стопудово работёнку прислал. 
Хакер запустил тест-программу имплантов Саске. Учиха недовольно заворочался во сне. Программа сообщила, что мощность имплантов составляет 86 %. Неплохо, весьма неплохо.
Он запустил установку новых, свеженаписанных драйверов для нано-имплантов Саске. 
Хакер доел остатки собачьего корма, и решил, что пора бы в душ сходить. 

Тсунаде шла на базу Медиков под мелким моросящим дождем Конохи. 
Вода струйками стекала по брезентовому плащу. Медик зябко передернула плечами, и ускорила шаг. Голографическое поле скрывало передвижения женщины, но не позволяло перемещаться в скоростном режиме — проступала мерцающая тень, что открывало возможность для нападения.
Но улицы Конохи пустовали в столь поздний час. Дождь всех разогнал по домам. 
Сенджу радостно подумала о запрятанной бутылке саке. Она уже осмотрела Учиху, значит, теперь Орочимару точно отвяжется, и можно возобновить запой.
Наручный коммуникатор завибрировал. Тсунаде тоскливо покосилась на дисплей комма. Помяни чёрта, и вот он.
- Да, Орочимару.
- Хочу зайти на разговор.
Тсунаде сверилась с часами. 
- Ок. Приходи через час.

- Как Саске?
- Жить будет. Ты же ведь не просто так пришел, верно? Об Учихе мог и по вирту спросить.
Орочимару по примеру Тсунаде уселся на циновку. 
- Я обеспокоен этим вирусом. Если заболел Учиха, значит, остальные моди-носители этому вирусу на один зуб.
- Мы уже разработали иммунную сыворотку. Это все?
- Что тебе привезти из Суны? Кроме алкоголя?
Сенджу оторвала взгляд от заветной бутылки, и уставилась в светящиеся янтарные глаза. 
- С чего это вдруг?
- Мы давно работаем вместе, и я хочу сделать тебе подарок.
Тсунаде задумчиво подпёрла кулаком захмелевшую голову. Термоядерное саке долбануло по голове будто молотом. Голос Орочимару доносился словно издалека:
- Кое-кто в Суне хочет сделать заказ на крупную партию препаратов моди-генов и иммунной сыворотки. Я хочу проверить чистоту сделки.
- А генную сыворотку должна делать я? - пьяно сказала она.
- Ты и твои Чёрные Медики. Не забывай, Тсунаде, что мы партнеры... Ай!
Тсунаде схватила лидера контрабандистов за шиворот бронежилета, и дёрнула к себе. Ребра контрабандиста хрустнули от нечеловеческой силы модифицированных мускулов.
- Я даже не знаю, что мне с тобой сделать, - задумчиво сказала она. Тело Орочимару начало рефлекторно расслабляться, а суставы — перестраиваться, дабы выскользнуть из железных тисков.
- Что на тебя нашло, Тсунаде? Мы же давно вместе работаем...
- Если не прекратишь трепаться о работе, я тебя убью.
Бронежилет змея медленно расстегнулся под воздействием чакры Сенджу. Орочимару с тревогой покосился на початую бутылку, и подчинился судьбе. 
Тсунаде проснулась рано утром. Орочимару уже ушел. Рядом на полу обнаружилась записка:
«Я не знаю, что на тебя нашло. Я ни о чем не жалею. Но надеюсь, мы останемся друзьями и деловыми партнерами».
В голове всплыли события прошлой ночи. 
Она с ужасом схватилась за голову, когда вспомнила, что заставила Орочимару заняться с ней сексом. Щеки Тсунаде вспыхнули.
Теперь он подумает, что она свихнулась от старости, и последствий давней контузии. 
Разгадка обнаружилась на столе. Она перепутала саке и заказанное средство для поднятия либидо. 
- Чёрт, от алкоголя одни проблемы... 

Через шесть часов Саске очнулся. Самурай снова вспоминал, где он находится. Взгляд наткнулся на сгорбленную спину недавнего знакомого. Светлые волосы отливали синевой в призрачном свете вирт-экранов. 
- Курама? - хрипло позвал его Учиха.
- Очухался?
Самурай прислушался к своим ощущениям. 
- Да, наверное.
- В сортир хочешь?
- Нет. Пока нет.
- Ясненько.
Хакер отъехал от вирт-экрана, и повернулся к лежащему на футоне Саске. 
- Если ты уже готов для серьезного разговора, тогда поговорим. Если еще нет, пребывай пока в блаженном неведении.
Столь замысловатая речевая конструкция подвесила мозг Учихи, и он снова уставился в потолок. Мысли то сбивались в кучу, то разлетались в неведомом направлении. 
Хакер приподнял его голову, и всунул в зубы трубочку. 
- Тебе надо пить, быстрее оклемаешься.
Саске сделал пару глотков, и отстранился. 
- Почему ты со мной возишься?
- Я ж тебе говорил — ты меня спас, я спасаю тебя. Вот только ты оказался трудным пациентом, не хочешь выздоравливать.
Лис вернулся на свое место, и захрустел чипсами.
Саске раздражал этот шелест синтетической обертки, и еще более синтетической еды, но самурай молчал.
Капельница мерно отсчитывала миллилитры лекарств. Учиха несколько минут медитировал на прозрачный пакет, с мутно-зелёной жидкостью.
- Ты консультировался с Тсунаде?
- Ага, - кивнул Лис. - Ты встречался с ней?
- Да. Она единственный толковый врач в этом чокнутом городе.
Саске вспомнил, как в прошлый раз, после укуса змеи-мутанта в Долине Смерти, она накачала его такими мерзкими антидотами, что он пожалел о том, что сразу не сдох. 
Самурай содрогнулся при мысли, что на этот раз сочинила Тсунаде. Действие анестетика еще не прекратилось, за что он мысленно поблагодарил богов. 
Надо как-то поддержать разговор, и Учиха задает первый пришедший в голову вопрос:
- Почему ты стал биохакером?
- Почему ты стал уличным самураем? - Лис задал встречный вопрос, не отрываясь от экрана.
- У меня не было выбора. После смерти Итачи за мной продолжили охоту, и я присоединился к Орочимару.
- Ты не ответил на мой вопрос- почему ты стал биохакером. 
Шелестение возле вирт-окон прекратилось. Лис с выключенным видом тупо таращился в экран.
- Я покажу тебе его. Моё второе «я». Ты бы все равно его увидел. Рано или поздно.
- О чем ты? - изумленно спросил Саске.
Он сделал попытку приподняться на локте, но измотанные вирусными атаками мускулы отказались подчиняться, и Саске рухнул обратно.
Самурай наблюдал, как жесткое, хищное выражение лица хакера сглаживается, и приобретает несколько детское выражение. Хакер уставился на свою руку, будто бы впервые её увидел. 
Лис повернулся к Саске. Обычный, человеческий, черный зрачок сейчас заполнял практически полностью небесно-голубую радужку. Остался лишь тонкий голубой ободок.
- Кто ты? - подростковый, почти детский голос.
- Кто я? - растерялся Саске. - Ты же сам меня сюда притащил... погоди...
Хакер растерянно сморгнул, и видение исчезло. Лицо вновь стало жестким, хищным, угловатым. Зрачок приобрел вертикальный вид. 
Лис часто и тяжело дышал.
- Что это было?
- То, что ты видел — настоящая, живая личность, которой когда-то принадлежало это тело. Да и сейчас принадлежит. Вот только он спит.
- Кто — он?
- Наруто Узумаки, - хрипло выдохнул Лис. - Он спит, и видит сны наяву. И снится ему, что он стал киборгом-хакером. Что он служил в программном кибернетическом штабе во время Мировой войны.
- И это случилось на самом деле?
- Да. На программный пункт сбросили электронные бомбы. Электронно-шумовая волна производит сбой в работе головного мозга, и кора отключается. Человек вырубается в кому.
- Тогда как....
- Запись искусственного интеллекта на имплантированный мозговой процессор, - жестко отрубил Лис. - В то время я был всего лишь альтернативной программой на такой случай. Кибер-программисты поголовно слегка того, - он покрутил когтем у виска.
Хакер Узумаки подготовил свое тело к подобному повороту событий. 
Органическая часть коры практически мертва. Электронные бомбы повреждают только кору головного мозга. Периферическая нервная система не страдает. Ведь тело можно пустить на органы, или использовать повторно, - ухмылка искривила губы Лиса. 
Наруто и сейчас находится в коме. А я всего лишь маленький чип в стволе головного мозга, - Лис поднял волосы, и ткнул когтем в основание шеи. - Я — гость в этом теле.
Программа, знающая, как управлять другими программами. Как писать антивирусы, и уничтожать биовирусы. 
- И часто он просыпается?
- Нет. Не очень. Хотя я бы хотел, чтобы Наруто снова ожил. Ведь он по-прежнему здесь, - Лис стиснул черную майку на груди. - Но перед смертью он пожелал, чтобы я продолжил его дело. Поэтому он и создал меня.
- Ясно, - сказал самурай. - По крайней мере, ты знаешь цель своего существования.
- Может быть, - равнодушно пожал плечами Лис.
Монитор просигналил окончание инфузии. Курама отсоединил капельницу, извлек из вены катетер. Учиха осторожно встал, и, держась за стену, прогулялся в санузел.

Саске вспомнил, как вечером пришел в себя на пустынной улице Конохи, среди груды трупов моди-хантеров. Его закрыл собой Итачи, от последней предсмертной атаки моди-хантера. Броня Сусаноо медленно тает — из тела Итачи уходит жизнь. 
Старший Учиха откатывается с младшего брата, напоследок прикасается ко лбу Саске, и стремительно сгорает в высокотемпературном черном пламени Аматерасу. 
Тем же вечером его находит Орочимару, и предлагает присоединиться к нему. А ему больше некуда идти — брат мертв, клан уничтожен, и за ним охотятся торговцы улучшенными геномами. 
Смерть Итачи оставляет много вопросов — брат ни о чем его не предупредил, и ничего не оставил, кроме пересаженных нано-имплантов. 
От Орочимару Саске узнает, что правительство Конохи уничтожает моди-носителей, и в первую очередь представителей улучшенных геномов. 
Клан Хьюга бежал за границу, и скрывается в стране Молнии, а клан Учиха полег на поле войны. Единственные выжившие — Итачи и Саске — тоже должны умереть. 
Итачи уже мертв, из улучшенных геномов остался только Саске. И единственная надежда выжить — остаться с Орочимару. 
В банде Орочимару оказалось много людей, и детей с модифицированным геномом — Кимимаро, Таюя, Кидомару, Кабуто и много других. 
Одни умирали в рейдах через Долину Смерти, других убивали моди-хантеры. После уничтожения правительства Страны Огня хантеры начали охоту за ценными моди-генами, вроде Кимимаро или Гурен.
Оставшиеся в живых мстили за умерщвленных товарищей. 
На место убитых приходили новые члены банды, и таким образом, группировка Орочимару медленно, но неукротимо набирала силу. 
Группировка занималась контрабандой наркотиков, торговлей нелегальными вакцинами и лекарствами, и доставкой донорских, искусственно выращенных органов через зоны повышенной радиационной активности — наследие минувшей войны.
Революционеры Суны, под страхом смерти, заключали контракты с Орочимару, на доставку жизненно необходимых препаратов в Суну. Постепенно к нелегальной торговле присоединялись и остальные моди-селения. 
Контрабандные связи заново воссоединяли раздробленный мир, и на руинах бывших генетических империй снова прорастала жизнь.

Категория: Другие пейринги | Добавил: Natsume-Uchiha (09.03.2018)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Понедельник, 22.10.2018, 06:34
Приветствую Вас Турист
Главная | Регистрация | Вход
Категории раздела
Саске/Наруто(миди/макси) [156]
Саске/Наруто(мини) [37]
Итачи/Наруто [33]
Итачи/Саске [6]
Орочимару/Саске [28]
Акацки [90]
Гаара/Наруто [1]
Джирайя/Орочимару [7]
Стёб, юмор [39]
Другие пейринги [67]
Юри [3]
Гет [3]
Ориджиналы [6]
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Какие направления в фанфах вы предпочитаете?
Всего ответов: 941
Мини-чат
Статистика

На линии: 1
Новичков: 1
Профи: 0
Друзья сайта

Размещение материалов только со ссылкой на сайт. Naruto is the best